Пресс-дайджест
Среда 17 Апреля 2024г.
Архив
Поиск
Иголкин

Бадри Кутаисский и Эдик Осетрина на службе у «карательного правосудия»

Завербованные силовиками криминальные авторитеты сводят личные счеты руками ФСИН

Андрей Новиков

 

Год назад, 21 февраля 2023 года, российские СМИ облетела новость о жестком приговоре суда «вору в законе» Рашиду Исмаилову (Рашад Гянджинский) – 21 год лишения свободы за участие в убийствах и занятие высшего положения в преступной иерархии. И вот, ровно год спустя он может снова стать героем криминальных хроник. В руки журналистов попала записка, в которой Рашад Гянджинский подробно описывает детали сотрудничества ФСИН с некоторыми «авторитетами». Одним из таких «агентов влияния» называется известный, хоть и трижды раскоронованный, вор Бадри Кутаисский (Когуашвили).

Записка Гянджинского адресована Намику Салифову – брату азербайджанского вора в законе Надира Салифова (Лоту Гули, Гули Бакинский), убитого в Турции летом 2020 года. Покойного Гули в прессе называли «одним из самых богатых преступников», контролировавшим многие ОПГ на территории родного Азербайджана, а также и России, и Украины. На процессе по делу Рашада Гянджинского звучала как раз информация о том, что подсудимый входил в московскую группировку Гули Бакинского. А кто помогает следователям СК и ФСБ собирать детальные сведения обо всех группировках, об отношениях между ними и их членами, становится понятно из упомянутой записки. 

В своей записке Гянджинский описывает, как оказался под жестким давлением со стороны не только правоохранительных органов, но и криминальных группировок. Заключенного, как он сам пишет, подвергают систематическим пыткам и запугиваниям, причем приказы на проведение подобных «мероприятий» сотрудникам ФСИН, работающим в колонии, где сидит Рашад Гянджинский, отдает вор Бадри Когуашвили, более известный в криминальных кругах как Бадри Кутаисский. «Меня заставляют выполнять все беспрекословно что скажет Бадри», – пишет Гянджинский. При этом есть все основания полагать, что «прессовать» Рашида Кутаисскому помогает еще один одиозный представитель криминального мира: Эдуард Асатрян по кличке Эдик Осетрина.
По словам Гянджинскго, Когуашвили неоднократно связывался с ним через сотрудников ФСИН, которые приносили ему телефон для разговора (что само по себе является серьезным должностным преступлением). В этих разговорах Бадри пытался убедить его подчиниться своей воле, а также опорочить покойного Гули Салифова, обвинив его в причастности к убийствам воров в законе и другим серьезным преступлениям.
Это уже не первое свидетельство того, что Бадри Кутаисский, выражаясь блатным языком, давно «ссучился». Не так давно газеты писали о том, что он тесно сотрудничает с «органами», и даже называет себя «агентом ФСБ». Из слитой тогда аудиозаписи разговора Бадри с известным авторитетом Гилани Седым отчетливо ясно, что Кутаисский кичился перед ворами своими «связями с ментами». И это неудивительно, поскольку в середине «нулевых» Когуашвили, как и Осетрина, отбывал наказание в тюрьмах Красноярского края, где в то же время активную работу по вербовке «воров в законе» вела специальная группа сотрудников ФСИН и ФСБ России. Эту операцию силовики позднее назвали «красноярским расколом» (поскольку ее задачей было расколоть преступное сообщество, и это во многом удалось), а воры, по понятным причинам, – «сучьей войной». Следует отметить, что практически никто из отказавшихся тогда сотрудничать с тюремными властями, до сегодняшнего дня не дожил. А Бадри Кутаисский и Эдик Осетрина дожили.
В записке Намику Салифову Рашид Гянджинский, что, если он согласится следовать указаниям Когуашвили и откажется от «своих убеждений» (речь идет, видимо, также об отказе сотрудничать с «органами), то его проблемы будут решены. В противном случае, говорит Рашид, ему угрожают еще более серьезными последствиями, включая новые пытки и другие формы физического насилия. 
Особо Рашида беспокоит то, что в случае неподчинения его могут отправить в Красноярск или Омск, а эти места, как мы уже говорили, связаны с Кутаисским и Осетриной, и их возможности влияния на ФСИН в этих регионах особенно велики. Например, в 2020 году в омском управлении ФСИН был найден мертвым бывший держатель российского воровского общака Кахабер Парпалия (Каха Гальский) - по официальной версии от сердечного приступа. Но вскоре в интернете появились ожидаемые подробности: «При вскрытии тела вора в законе Кахабера Парпалии было зафиксировано 16 переломов костей. По мнению специалистов, вор в законе был зверски избит и умер от полученных травм <…> Есть информация, что на его устранение был выделен миллион долларов. Значительная часть этих денег разошлась сотрудникам ФСИН разных уровней».   А издание «Лента.ру» написало, что именно отправка в Омск стала для Кахи Гальского «смертным приговором».
Вероятным заказчиком убийства криминального казначея телеграм-канал «ВЧК-ОГПУ» назвал Эдика Осетрину, который, как и Бадри Кутаисский имеет тесные контакты со спецслужбами, и также был завербован в красноярском ФСИН. 
Неудивительно поэтому, что Рашид Гянджинский больше всего опасается возможного этапа в Красноярск или Омск, где его ждут более серьезные издевательства за отказ подчиняться указаниям Бадри. В записке он упоминает о способах насилия, которые могут затронуть его мужскую честь, а также других экстремальных мерах со стороны правоохранительных органов и криминальных элементов. 
В целом, записка Рашида Гянджинский выглядит как мольба о помощи, в ней явно чувствуется страх перед дальнейшими угрозами и насилием. Очевидно, что осужденный «законник» оказался в крайне уязвимом положении, и не исключено, что враждебная ОПГ действительно вознамерилась свести с ним счёты. Но примечательно, что непосредственное участие в этих воровских разборках принимают сотрудники ФСИН, а «заправляют» их действиями такие же воры – Бадри Кутаисский и Эдик Осетрина.