Пресс-дайджест
Вторник 21 Сентября 2021г.
Архив
Поиск
Версия

Чем бегство американской армии из Афганистана аукнется другим странам?

О последствиях нового геополитического передела европейский корреспондент «Нашей Версии» Сергей Поживилко беседует с сербским политологом Предрагом Раичем

– Предраг, в Афганистан натовцы пришли за Усамой бен Ладеном. Между тем его участие в атаке на США так и не доказано. «Аль-Каида»** – горизонтальная структура. Террористы прибыли из Европы. Не был ли столь же мало обоснованным и вывод войск?

– Вы правы. Доказательств не представили. Но что толку сегодня обсуждать ввод войск. «Аль-Каиду» в итоге потрепали, Усаму как знаковую фигуру ликвидировали. Нет смысла обсуждать и обоснованность ухода, потому что он был просто неизбежен. Байден политик-интервенционист. Но левый фланг Демократической партии, который помог ему победить на выборах и принять беспрецедентный бюджет, категорично стоял за вывод. Он должен был заплатить по счетам. Да и большинство американцев было за. Обама обещал и не вывел за восемь лет президентства, Трамп обещал и не вывел. А Байден пообещал и вывел. Сравнение явно в его пользу.

– И последствия этого шага скажутся не столько на Америке, сколько на других регионах. В первую очередь на России и Китае. При этом высказываются самые противоположные мнения. Например, одни наблюдатели считают, что Китай кинется разрабатывать полезные ископаемые Афганистана и станет там доминировать. Другие, наоборот, предсказывают активизацию мусульман-уйгуров в китайской провинции.

– Победа талибов станет стимулом для гораздо более радикальных течений, единственной целью которых является джихад до утверждения ислама во всём мире. Никому ничего хорошего это не сулит. В первую очередь соседям Афганистана – бывшим респуб­ликам СССР, некоторые из которых весьма хрупки и уже испытали на себе исламистскую экспансию. Террористические ячейки есть и у них на территории, и рядом с границами. И вряд ли талибы станут с ними бороться.

Китай же осуществляет экономическую экспансию, которая требует политической стабильности. Он вкладывает триллионы в программу «Один пояс – один путь» для создания инфраструктуры по переброске своих товаров. Два таких маршрута идут по территории среднеазиатских республик, один – по российской. Но американцы блокируют Китай в Юго-Восточной Азии с помощью своих традиционных союзников. Сейчас они активно пытаются вовлечь в коалицию Индию и Вьетнам. А если ещё и среднеазиатские маршруты окажутся под угрозой? На «растяжку» ставят и Россию. С одной стороны конфликт на границе с Украиной, с другой – придётся отвлекать силы и средства для защиты своих азиатских союзников, что даже с чисто экономической стороны весьма обременительно. Но если Россия и Китай сегодня противники Америки, то вольно или невольно она ставит под удар своих европейских союзников, которым грозит новая волна беженцев. И если против сирийского потока выступали Польша и Венгрия, то сегодня против и ближайший союзник Германии – Австрия. Транзитной зоной для мигрантов будут Балканы и Сербия.

– Кстати, у вас ещё Тито создавал нацию из мусульман. Не зря в честь него горит вечный огонь в Сараево. А потом наёмники-моджахеды использовались в югославском конфликте.

– При Тито мусульмане были чисто светскими без всяких поползновений. В Боснии воевала моджахедская бригада, в которую в основном входили выходцы с Ближнего Востока, а не афганцы. Ещё активнее были пришлые исламисты в Косово. Но после завершения военных действий почти все уехали. Поток добровольцев в ИГИЛ* из этих регионов был невелик. Много их было из Албании, и американцам пришлось серьёзно заниматься этой проблемой.

– Стало быть, опытные джихадисты есть и в Европе.

– Конечно. Есть они и в России, хотя их организационные структуры на Кавказе разгромлены. Нельзя им дать поднять голову. Поэтому спецслужбы разных стран должны забыть о противоречиях и совместно работать. Важнее задачи нет. Завтра может быть уже поздно.