Пресс-дайджест
Воскресенье 9 Августа 2020г.
Архив
Поиск
Версия

Дежурство корабля ГУГИ у берегов США вскрыло маршрут боевого патрулирования американского ракетоносца

В XXI веке вооруженные действия всё больше становятся, как сейчас говорят, не симметричными. В применении к военно-морскому флоту это означает, что наряду с боевыми кораблями основных классов – авианосцами, фрегатами, подводными лодками, десантными кораблями – всё большую роль играют корабли и суда, напрямую не участвующие в боевых действиях, но которые могут сильно изменить стратегическую обстановку на планете, и, соответственно, скорректировать ход боевых действий.

В России эти корабли и суда находятся в подчинении ГУГИ – Главного управления глубоководных исследований. Наряду с кораблями ОСНАЗ, они являются несимметричным ответом России на внешние угрозы. В этой статье мы расскажем о надводных кораблях ГУГИ.

«Арбатский» флот

ГУГИ – самое засекреченное главное управление Министерства обороны России. Её корабли и подводные лодки несут Андреевский флаг, но командованию ВМФ не подчиняются. Они выполняют приказы из Москвы. Именно поэтому, на флоте корабли ГУГИ называют «арбатским» флотом. Известно только имя начальника ГУГИ - вице-адмирал, Герой России, Буриличев Алексей Витальевич.

О некоторых эпизодах действий подводного флота Управления смотри статью «Трагедия секретного флота».

Началась история Главного управления глубоководных исследований в 1965 году, когда в структуре ВМФ СССР был создан 19-й центр Министерства обороны. Работы центра вызвали к жизни новую военную специальность – гидронавт. Специальность штучная. Количество гидронавтов в стране меньше, чем космонавтов. Позднее, осознав важность тематики, Министерство обороны на базе 19-го центра сформировало Главное управление.

Надо понимать, что всё, о чём будет рассказано в статье, это информация неофициальная, предположения о том, чем занимаются в ГУГИ. Повторюсь, единственная официальная информация – это звание и фамилия его начальника.

В ГУГИ числится порядка 13 надводных кораблей и судов. 3 находятся в постройке. Как правило, на спуске своего судна присутствует сам Алексей Буриличев. Таким образом, наблюдатели могут понять, что спущенное судно пополнит ряды флота Главного управления.

«Арбатский» флот развивается по всем направлениям. Для работы в мелководных морских районах закрытых морей предназначены пять переоборудованных рейдовых буксира проекта 16609-2 «Дельфин», «Касатка», Белуха», «Афалина» и 90600-2 «Краб».

Для работы в закрытых морях есть три научно-исследовательских опытовых судна среднего класса проекта 11982 «Селигер» и «Ильмень» в составе Черноморского флота, и «Ладога» в составе Балтийского. Так же несет службу на Северном флоте «Темрюк» проекта 08622 – среднее специальное судно. Этот корабль может работать во всех районах Мирового океана.

В отдаленных районах мирового океана работает океанографическое исследовательское судно – ОИС - «Янтарь» - проект 22010 шифр проекта «Крюйс» и строится второй – «Алмаз», по несколько измененному проекту. «Янтарь» входит в состав Северного флота.

Также для работы в Арктической зоне предназначено океанографическое исследовательское судно «Академик Александров» проекта 20183.

Для испытания новой техники используются корабль специального назначения «Звездочка» проекта 20180 и подводная лодка специального назначения (опытовая) «Саров» проекта 20120.

Для обслуживания специальных подводных лодок (подводный флот не тема данной статьи, но доки – надводные суда) используется два плавучих дока специального назначения ПД-72 и ПД-78 и транспортный плавучий док проекта 22570 «Свияга».

Флот ГУГИ развивается. Как было сказано выше, строится ОИС «Алмаз». Кроме этого, идет строительство ОИС дальней морской зоны "Евгений Горигледжан" проекта 02670. С этим кораблем много непонятного. Дело в том, что "Евгений Горигледжан" – это основательно переделанный морской буксир «Илга» МБ-305 проекта В-92 тип «Нефтегаз». Судно построено в 1983 году в Польше. Предположительно, "Евгений Горигледжан" будет входить в состав Черноморского флота, на нем должны базироваться для глубоководных обитаемых аппарата типа «Консул». Для чего потребовалось капитально переделывать старый корабль? Официальная версия говорит о существенном экономии финансирования, и о сроке службы 20 -25 лет после модернизации.

Спущен на воду и достраивается еще один ОИС дальней морской зоны «Академик Агеев» проекта 16450 шифр проекта «Гараж-Гюйс». Судно спущено на воду, переведено в Санкт-Петербург, на Канонерский судоремонтный завод на достройку. «Академик Агеев» так же может нести на борту «Консулы»

Для чего нужно такое разнообразие надводных кораблей? Попробуем разобраться.

«Янтарь»

ОИС «Янтарь» совершил несколько походов к американскому побережью. Каждый поход корабля напрягал ВМФ США и вызывал бурное обсуждение в американской прессе. Дело в том, что кроме специального оборудования, на борту «Янтаря» находятся два подводных глубоководных обитаемых аппарата типа «Консул (проект 16811), или «Русь» (проект 16810). Глубина погружения этих аппаратов 6 000 метров. Именно это и заставляет американских моряков нервничать и вызывает ажиотаж в американской прессе.

Можно предположить несколько задач, которые решают корабли такого класса.

Во-первых, это прослушивание кабелей связи, как военных, так и гражданских, в изобилии проложенных в Северной Атлантике и связывающих два континента. ВМФ США сами успешно занимаются этим, и поэтому хорошо представляют, чем такое прослушивание может грозить США. В качестве косвенного доказательства такой работы можно привести один пример. В 2015 году, после работы «Янтаря» у американского континента, Стратегическое командование США сделало сенсационное заявление. Американские военные проинформировали, что в Шотландию, на базу Холи-Лох (Holy Loch) прибыла американская атомная подводная лодка с баллистическими ракетами – ПЛАРБ SSBN-742 «Wyoming» (типа «Огайо»). Перемещение ПЛАРБ во всех странах, где они входят в состав ВМФ – тайна за семью печатями. Никогда, за всю историю, начиная с момента появления таких кораблей, США – как впрочем, и СССР и Россия, не комментируют перемещения своих ракетоносцев. В чём же причина такой открытости? Как сообщила американская газета «Washington Free Beacon», благодаря работе «Янтаря» маршрут и график передвижения «Wyoming» стал известен русским. Для ВМФ США такая информация была сродни катастрофе. Ведь главное для ударных субмарин это скрытность. Пришлось сделать «хорошую мину при плохой игре» и самим уведомить о передвижении атомохода. Как удалось получить такую информацию? Вопрос остаётся открытым, но американские действия говорят о том, что это сделать удалось.

Во-вторых, это определение мест нахождения станций системы SOSUS. Эта система, состоящая из сотен гидрофонов, находящихся почти во всех океанах планеты. Гидрофоны расположены так, что образуют противолодочные рубежи против советских, а сейчас российских субмарин. Все гидрофоны кабелями соединены с несколькими региональными центрами, а они, в свою очередь, выводят информацию для высшего руководства страны. Имея акустические портреты российских подводных лодок, можно проследить перемещение любой российской субмарины. Об этой системы мы уже писали. Можно прочитать статью «Проект «Азориан». Столкновение и поиск» и статьи в бумажной версии газеты «Тихая война. SOSUS» и «Тихая война. «Гармония». Для российского флота очень важно знать точное расположение гидрофонов и кабелей связи, чтобы в нужный момент их можно было вывести из строя.

В-третьих, задача поиска на морском дне различных объектов. Это могут быть как образцы техники вероятных противников, так и своя техника, которую нельзя оставить на морском дне. В качестве примера можно привести работу ОИС «Янтарь» в Средиземном море в 2016 - 2017 годах. ОИС работал с подводными линиями связи. В 2016 году в Средиземном море находился на Боевой службе российский авианосец «Адмирал Кузнецов». Во время полетов палубной авиации над Средиземным морем 14 ноября и 5 декабря 2016 года были потеряны палубные истребители Су-33 и МиГ-29К. Необходимо было их найти, снять секретную аппаратуру и взорвать. В марте 2017 года с помощью подводных беспилотных телеуправляемых аппаратов самолеты были найдены, с них были сняты секретные блоки. Самолеты были взорваны.

В-четвертых. Это, возможно, самая главная на сегодня задача надводного флота ГУГИ. Необходимо провести подготовительные работы для развертывания системы «Гармония» - аналога американского SOSUS. Отличие «Гармонии» заключается в том, что основным элементом у неё является не простой гидрофон, а роботизированные автономные донные станции – АДС. Всё-таки «Гармония» создается спустя полвека после SOSUS. АДС может работать как в пассивном, так и в активном режимах. Полученную информацию он передает не по кабелю, а через спутник. Один АДС контролирует площадь в сотни квадратных километров. Как и гидрофоны SOSUS, АДС «Гармонии» может работать годами. Вся собранная информация будет передаваться на основной командный пункт «Гармонии», который сейчас строиться в Белушьей губе (архипелаг Новая Земля). Стоящие ранее на вооружении системы гидроакустического контроля были прибрежными, и прикрывали военно-морские базы, порты и районы боевого развертывания. «Гармония» по своим масштабам становится глобальной системой. Для подготовки к её развертыванию и нужны надводные корабли.

Второй важной задачей является подготовка к развертыванию оружия судного дня – комплекса «Посейдон». О самой системе смотри статью «Вторая утечка Министерства обороны». Для этой цели необходимо иметь точные рельефы дна мирового океана на маршрутах движения «Посейдонов». Кстати, выполнение гидрологических и гидрографических работ на дне Мирового океана – одна из декларируемых сфер деятельности ГУГИ. Ведь если в бортовом вычислительном комплексе «Посейдона» не будет такой информации, то для выполнения своей задачи он будет вынужден пользоваться активным режимом своей гидроакустической станции, что резко снизит его скрытность. Составление точных карт рельефа местности – огромная по своим масштабом работа, которая должна быть выполнена надводными кораблями ГУГИ.

Возможно работа кораблей ГУГИ в интересах программы «Скиф». В этом случае «арбатский» флот может помочь с определением мест установки пусковых контейнеров ракет.

Заключение

Вероятно, мы никогда не узнаем, чем же на самом деле занимается надводный флот Главного управления глубоководных исследований. И это правильно и логично. Можно лишь быть уверенными в том, что борьба за глубины Мирового океана будет жаркой.

По материалам открытых источников