Пресс-дайджест
Пятница 23 Февраля 2024г.
Архив
Поиск
Версия

Грузопассажирское судно «Ястреб» прослужило 62 года

Есть корабли, которые стали прорывом в судостроении. Их характеристики для своего времени были уникальны. Они упоминаются во всех книгах по истории и справочниках. Но в истории судоходства есть суда технически ничем не примечательные, но их история службы в точности повторяют все события, которые переживала страна, флаг которой развевался на кормовом флагштоке. В этой статье мы расскажем об истории грузопассажирского парохода «Ястреб», служба которого длилась долгие 62 года.

В 1900 году в Дании на верфи Гельсингер, расположенной в городе Эльсинор, по заказу финской судоходной компании «Ab Bore Turku» были спущены два грузопассажирских (или, как тогда говорили, товаропассажирских) парохода «Bore I» и «Bore II». Так как Финляндия тогда входила в состав Российской империи, и называлась Великое княжество Финляндское, то на пароходах сразу после спуска на воду был поднят российский флаг. Немного отвлекаясь, скажем, что название «Bore» являлось традиционным для пассажирских судов Финляндии. Его носили 9 грузопассажирских пароходов и паромов. Один из них, «Bore II» (второй) в 1944 году был передан по условиям репараций СССР, и долгие годы ходил под красным флагом под названием «Петродворец». «Bore I» и «Bore II» были вполне современными для своего времени красивыми двухтрубными пассажирскими пароходами. Водоизмещение пароходов составляло 1 150 тонн, скорость хода 12 узлов, количество пассажиров во всех классах 123 человека.

Первые владельцы планировали их использование на линиях между портами Финляндии и Швеции. Понимая будущий район плавания новых судов, в проект был заложен, выражаясь современным языком, ледовый класс. Суда не были ледоколами, но имели ледовый форштевень и усиленный набор корпуса. Это позволяло эксплуатировать «Bore I» и «Bore II» в зимних условиях Балтийского моря. Пароходы работали на линии Турку – Мариехамн (Аландские острова) – Стокгольм. В 1915 году у пароходов поменялся владелец (им стало «Финское пароходное общество»), а через год по военно-судовой повинности они были принудительно арендованы. Сначала они выполняли роль военных транспортов, и работали на линии Гельсифорс (ныне Хельсинки) – Ревель (ныне Таллин) – Санкт-Петербург. 25 мая 1915 года на герое нашего повествования «Bore II» произошел пожар, и пароход затонул в Южной гавани Хельсинки. Через два месяца его подняли, отремонтировали и продали новому владельцу, но ходил под гражданским флагом он не долго – в феврале 1916 года пароход был принудительно выкуплен Морским министерством, переоборудован в сторожевой корабль и переименован. Так «Bore II» стал «Ястребом». Вооружение нового сторожевого корабля состояло из двух 105-мм немецких орудий (расположенных в носу и на корме), снятых с крейсера «Магдебург», севшего в 1914 году на камни и подорванного своим же экипажем. Дополнило вооружение два пулемета «Максим». Чуть позже на корабле установили 47-мм зенитное орудие. Его систер-шип «Bore I» после переоборудования так же был переименован в «Гриф». «Ястреб» был зачислен в 1-й дивизион сторожевых кораблей, и занимался конвоированием транспортных судов.

С 1917 года судьбы «Ястреба» и «Грифа» разошлись. «Гриф» остался в Финляндии, и после революционных потрясений ему вернули старое имя. «Bore I» продолжал работать на тех же линиях, что и до Первой мировой войны. Эти два парохода оказались удивительными долгожителями – «Bore I» работал на линии Турку – Мариехамн – Стокгольм до 1961 года, прослужив рекордные 61 год!

«Ястребу» была уготована другая судьба. После ремонта они немного отличались. «Гриф» – «Bore I» так и остался двухтрубным пароходом, а на «Ястребе» установили одну, но более широкую трубу. Финны – морская нация, и они помнят и уважают свои корабли. В 1987 году автор Pekka Silvast написал исследование о судьбе корабля, которое назвал «С линии Турку – Стокгольм – в русскую революцию». И это была правда. В 1917 году «Ястреб» нес сторожевую и конвойную службу, базируясь на Гельсинфорс (Хельсинки). Рано утром 25 октября 1917 года «Ястреб» вышел из Гельсинфорса курсом на Петроград. На борту были оружие и патроны. Вечером того же дня пароход встал под разгрузку у набережной Васильевского острова. В историографии советского периода есть такое понятие – «Эскадра Октября». В неё входили боевые корабли Балтийского флота, которые были введены в Неву для поддержки штурма большевиками Зимнего дворца. В тот день на Неве стояли: крейсер 1 ранга «Аврора», учебный линкор «Заря Свободы», эсминцы «Самсон» и «Забияка», минные заградители «Амур» и «Хопер», учебный корабль «Верный», сторожевой корабль «Ястреб», вооруженная яхта «Зарница» и тральщики №14 и №15. Так герой нашего повествования вошел в историю Октябрьской революции.

В первые послереволюционные годы пароход переименовали, правда, ненадолго. 31 декабря 1922 года «Ястреб» стал называться «16 октября» – в память о дне, когда V съезд РКСМ принял шефство над Красным флотом.

После окончания интервенции и Гражданской войны, 10 октября 1923 года, пароход демобилизовали и передали Наркомату путей сообщения – это ведомство занималось тогда коммерческим судоходством. Некоторое время пароход работал в Балтийском море. Ему вернули прежнее имя – «Ястреб», что странно, так как «Ястреб» – это название сторожевого корабля, а не пассажирского судна. Но, видимо, называть его «Bore II» большевики не собирались. Вероятно, проявилась революционная неразбериха – почему-то пароход, имеющий ледовый класс, перевели из Балтийского в Чёрное море. Переход продолжался два месяца. «Ястреб» стал работать на линии Одесса – Николаев. Возможно, такое решение было принято потому, что на Чёрном море практически не осталось пассажирских судов.

На Чёрном море пароход проработал недолго, здравый смысл возобладал, и 29 июля 1929 года «Ястреб» передается Северному морскому пароходству с портом приписки – Архангельск. Здесь необходимо сделать небольшое отступление. В царской России конца XIX – начала XX века и в Советском Союзе до конца 60-х – начале 70-х годов существовала важная задача транспортного обеспечения малых городов и сел на морском побережье страны. Сеть автомобильных дорог дотянулась до них только в начале 70-х годов ХХ века, а до этого регулярное сообщение пассажирских пароходов и теплоходов были подчас единственным способом связи с Большой землей у жителей этих населенных пунктов. Такая ситуация сложилась на севере (Белое море), на юге (Чёрное и Азовское море) и на Дальнем Востоке (практически все тихоокеанское побережье страны). На Белом море небольшие города и большие поморские села располагались на берегу моря, а вокруг них простиралась северная тайга. Если в летний период можно было попасть в Архангельск на пароходе, то зимой связь была экстренной, самолетами Полярной авиации. В 30-е годы ХХ века СССР построил три небольших грузопассажирских парохода в Ленинграде, и еще три были построены в Италии для обслуживания линии Архангельск – поморские села на побережье. До ввода их в строй на этой линии работал «Ястреб». Правда, через год после прибытия в Белое море, в результате навигационной аварии «Ястреб» затонул в губе Ковда Белого моря, но уже через год был поднят силами Беломорской партии ЭПРОНа. После ремонта, который продолжался ещё год, в 1934 году, пароход продолжил работу на Беломорской линии. В 1940 году «Ястреб» передали в Мурманское пароходство, где он продолжал работать на грузопассажирской линии в Баренцевом и Белом морях. В это время «Ястреб» снова изменил свой внешний вид. При постройке на «Bore I» и «Bore II» были открытые ходовые мостики. То, что было приемлемо на Балтике и Чёрном море, никак не подходило на море Белом. Во время одного из ремонтов на судне смонтировали полностью закрытый ходовой мостик, что сделало управление более комфортным в холодный период.

С началом Великой Отечественной войны структура советского ВМФ изменилась. К четырем флотам и двум флотилиям мирного времени добавились еще несколько морских и речных флотилий, организационно входящих в состав больших флотов. Для прикрытия Белого моря была сформирована Беломорская военная флотилия, почти вся состоявшая из мобилизованных и вооруженных гражданских судов. После мобилизации «Ястреб», как посыльное судно ПС-49, вошел в состав Беломорской флотилии. В феврале 1944 года «Ястреб» из посыльного судна был переклассифицирован в плавбазу для судоподъёмных работ, и до января 1946 года обеспечивал подъём затонувших судов в Баренцевом и Белом морях.

В 1947 году «Ястреб» демобилизовали, и второй раз за свою долгую корабельную жизнь он поменял военно-морской флаг на государственный. Старый пароход вернулся к работе на местных линиях, правда, не в Белом, а в Баренцевом море, работая на линии вдоль Кольского полуострова.

В 1959 году из Ленинграда в Мурманск пришел первый советский атомный ледокол «Ленин». О советских судах с ядерными силовыми установками смотри статью «Гражданские атомоходы. СССР и Россия». «Ленин» прибыл в Мурманск с заводской командой и основные испытания он должен был провести на Севере. Было принято решение старый пароход сделать плавучей базой для обеспечения сдачи корабля заказчику – Мурманскому морскому пароходству. 3 декабря 1959 года атомоход был передан в состав ММП. На этом долгая судьба парохода «Ястреб» завершилась. После сдачи «Ленина» он находился на отстое в порту Мурманска, и 16 января 1962 года во время сильного зимнего шторма он затонул у причала Мурманского морского порта. Летом 1963 года его подняли и отправили на разделку. Как и его систер-шип «Bore I» , «Ястреб» прослужил людям 62 года.

Корабли и суда, чья судьба так точно, по этапам совпадает с жизнью страны, флаг которой они носят – большая редкость. Товаропассажирский пароход «Bore II» совершал рейсы из Великого княжества Финляндского. Воевал на Балтике, как сторожевой корабль «Ястреб», входил в состав «Эскадры Октября», обеспечивая захват власти в Петрограде большевиками. Именно на «Ястребе» было привезено оружие и боеприпасы для восставших. Снабжал поморские села на Севере. Воевал в Великую Отечественную Войну и обеспечивал испытания первого атомного ледокола страны.

Единицы кораблей и судов могут гордиться такой биографией.