Пресс-дайджест
Пятница 23 Февраля 2024г.
Архив
Поиск
Версия

Как владельцы мясокомбината им. Кирова отказались от культурного статуса в пользу дорогого жилья

В Московском районе Санкт-Петербурга возник любопытный территориальный и культурный конфликт размером в 100 гектаров на золотой земле. Известный девелопер Seven Suns Development через владельцев провел собственную историко-культурную экспертизу ценности комплекса зданий мясокомбината им. Кирова знакового архитектора Ноя Троцкого, которая показала, что он был фигурой номинальной, а здания, которым исполнилось 90 лет, лучше снести в пользу жилья премиум-класса. С этим сенсационно согласился арбитражный суд.

Сначала немного истории, она в этой истории важна, простите за тавтологию. Московский район северной столицы отвечает за свое название – «сталинская» архитектура 1930-1950-х годов совсем не похожа на «достоевский» Петербург, она больше похож на Москву того же периода. Район непростой, даже блатной, именно там до войны в «сталинки» вселились номенклатурные бонзы Ленинграда, были построены не только дома с пятикомнатными квартирами и двумя входами (для хозяев и прислуги), но и лучшие в городе на Неве, точнее, под городом, бомбоубежища.

До Великой Отечественной войны был план перенести городской чиновничий аппарат из Смольного именно в Московский район, для чего было построено здание Дома Советов как раз архитектора Ноя Абрамовича Троцкого (и еще двух коллег), который в этой статье спустя 83 года после смерти станет важным героем. Однако после ВОВ и тем более смерти Иосифа Сталина идея переноса номенклатурной столицы с площади Пролетарской диктатуры на Московский проспект заглохла. Ленинградские власти остались в Смольном, а в Доме Советов обосновались чиновники Ленинградской области. А что касается мясокомбината имени Сергея Мироновича Кирова, то отметим, что он был так назван еще за год до смерти фактического лидера Ленинграда, в 1933 году, то есть ровно 90 лет назад. Под комбинат выделили огромные площади, и, конечно, огромные деньги. Еще до знаковой поездки Анастаса Ованесовича Микояна в США в 1937 году, когда были исследованы американские «колбасные» заводы и апробированы в СССР технологически, была мощная идея питания в столовых, отказа от готовки дома, что хорошо прописано в книге Юрия Олеши «Зависть» (1927). И комбинат имени Кирова на огромной территории в 100 га должен был ответить на вложенные средства со всей пролетарской прямотой – продукцией. «Мясники» не подвели. Совсем точных процентов нет, но технологи 1970-х заявляли, что «кировский» давал Ленинграду по рынку две три соответствующей продукции.

Теперь к нашим коммерческим временам. Как и многие гиганты советской промышленности, в 1990-е комбинат захирел – не то чтобы приказал долго жить, но сильно, как уже модно стало говорить, «секвестрировался». Объемы производства резко снизились, и здания комплекса, кроме прямо задействованных, стали приходить в упадок, что естественно. Сейчас владельцами зданий мясокомбината являются компании «Интергрупп» и «Московское шоссе 13» (это как раз и официальный адрес комбината), имеющие плотные бизнес-контакты с девелопером Seven Suns Development. Именно известный застройщик является бенифициаром выведения зданий комбината из числа памятников культурного наследия. Не секрет, что уже есть архитектурные решения и планы, как застроить спорную территорию в 100 га. Это подтвердили корреспонденту в самой компании, секрета из этого не делают. Несомненно, что золотая земля в Московском районе обогатится, в случае грамотного лоббизма застройщика, жильем премиум-класса. Понятно, цена вопроса высока. Настолько высока, что пока даже не подсчитать и приблизительно, говорят профильные специалисты. Ведь престижнейший район.

И тут в 2022 году владельцы комбината имени С.М. Кирова предприняли финт ушами – провели собственную историко-культурную экспертизу зданий комбината, которая показала, что они не являются вновь выявленными памятниками культурного наследия. Затем обратились к Фемиде. И арбитражный суд Петербурга в октябре 2023 года с этими доводами полностью согласился!

Издание «Фонтанка» пишет: «Экспертиза, выполненная по запросу суда Юлией Куваевой (она является учредителем ООО «Спецпроектреставрация-Выборг» - прим. «Нашей версии»), занимает почти 900 страниц. В документе эксперт приходит к выводу, что оснований включать в реестр культурного наследия весь мясокомбинат нет. Куваева предлагает обойти четыре здания (13, литеры АЖ, АЕ, АИ и ВМ) и ограду, а корпус дома 13, литера ВМ, и ворота главного въезда — включить. По мнению эксперта, историческая роль мясокомбината, его аутентичность, а также градоформирующая, историческая и функциональная ценности утрачены полностью. «Исследуемый объект <...> в настоящее время характеризуется недостаточной степенью сохранности своей подлинности (аутентичности) и подлинности «окружения», является дисгармонирующим градоформирующим элементом и объектом в существующем городском и природном ландшафте», — заключает Куваева».

Суду эти доводы показались убедительными. Любопытно, что в экспертизе довольно много страниц посвящено упомянутому архитектору Ною Троцкому, классику советского конструктивизма. Свои творения он строил по всему СССР, но особенно востребован был в Ленинграде (к примеру, несколько лет назад «Наша версия» подробно рассказывала об истории создания здания НКВД на Литейном, 4 архитектора Троцкого). Он числится одним из архитекторов и мясокомбината им. Кирова. Так вот, в экспертизе указано, что выявлены сведения, что Ной Абрамович практически не участвовал в создании корпусов, появившись на стройке всего лишь несколько раз в качестве инспектора. А, мол, раз так, то и культурой тут не пахнет. «Опять как всегда в нашей истории Троцкий виноват, - язвят в комитете по охране памятников.

Что будет дальше? Комитет по охране памятников правительства Петербурга в лице пресс-службы сделал заявление, что КГИОП настаивает, что «не может включать или не включать что-либо в реестр памятников на основании частной экспертизы». Как заявляют в комитете, «для этой процедуры нужна другая, историко-государственная экспертиза». Комитет подготовил и свою экспертную рецензию, опять цитируем «Фонтанку»: «Рецензию на заключение Куваевой подготовила Маргарита Штиглиц (известнейший эксперт в сфере архитектуры, член Федерального научно-методического совета при Министерстве культуры РФ – прим. «Нашей версии»). В документе говорится о недостаточном знакомстве автора судебной экспертизы с источниками и «изначально неправильном подходе к оценке рассматриваемого объекта». «Техническое состояние объекта не может являться аргументом для отказа во включении объекта в реестр памятников, скорее налагает ответственность на нерадивых владельцев, сумевших привести в предаварийное состояние за достаточно недолгий срок, несмотря на многочисленные высказывания экспертов и публикации в СМИ», — пишет Штиглиц. Проще говоря, довести историческое здание до ручки, а потом на этом основании сказать, что оно уже не имеет ценности, — не вариант. Решение об отказе во включение четырех зданий в реестр памятников КГИОП планирует оспаривать в Тринадцатом арбитражном апелляционном суде».

Да, КГИОП уже подал апелляцию. Культурная, историческая, и, конечно, юридическая коллизия получилась интригующей. Поговаривают, что вопрос может решить Министерство культуры РФ, хотя, как известно, суд у нас независим ни от кого. Юрист Сергей Егоров проанализировал ситуацию для «Нашей версии»: «Действительно, данное судебное решение арбитражного суда Петербурга весьма неожиданное, даже сенсационное в юридическом плане – компетенция суда по решению историко-культурных вопросов – это что-то новенькое. Возможно, потребуется пояснение Верховного суда РФ. За этим процессом сейчас будет внимательно следить и общество, и владельцы старых зданий, и девелоперы, и юридическое сообщество, потому что если первоначальное решение останется в силе, то оно создаст прецедент, когда фактически частная, а не государственная экспертиза решает, быть определенному зданию памятником, или не быть. Возможна цепная реакция у бизнеса, по принципу – а что, так можно было?».