Пресс-дайджест
Суббота 11 Апреля 2021г.
Архив
Поиск
Версия

Какую такую репутацию хочет защитить владелец «Домашних денег» Евгений Бернштам

Евгений Бернштам находится под арестом по обвинению в мошенничестве, а его МФК «Домашние деньги» банкротится. Но Евгения Бернштама в данный момент больше всего волнует проблема репутации. Именно так, на первый взгляд, выглядит тяжба, затеянная экс-микрофинансистом с газетой «Ведомости».

Евгений Бернштам подал иск о защите деловой репутации из-за статьи «Куда ушли домашние деньги?», суть которой состояла в обвинении владельца ООО «МФК «Домашние деньги» в получении кредитов от банков, которые потом стали банкротами, и последующем переводе на счета компаний, так или иначе связанных с ним и его супругой.

Вопрос в названии статьи можно было считать вполне риторическим, в особенности по отношению к переводам денег. Приведенные в статье данные вполне аргументированно показывали, что деньги на фирмы, связанные с четой Бернштамов, уходили опережающими темпами. Что касается получения денег от банков, которых ждало банкротство, то подтверждение этой информации в реальности позволяло в принципе изменить обвинение, предъявленное микробанкиру. Теоретически оно позволяло взглянуть на деятельность Евгения Бернштама как на спасителя владельцев банков-банкротов. Ну или как на их сообщника. Приводился и другой аргумент - о том, что таким образом Бернштам погашал свои долги перед кредиторами самой первой очереди - теми, кто, собственно, давал ему деньги на бизнес, а ждать возврата не привык.

В общем все зависело от того, с чьей стороны смотреть на ситуацию. По большей части перспективы выглядели для Евгения Бернштама весьма блекло. Но арбитражный суд Москвы смотреть на эту ситуацию отказался в принципе, с любой стороны. Он передал дело на рассмотрение в Мосгорсуд, посчитав недоказанным сам факт того, что Бернштам Е.С. является... председателем совета директоров ООО «МФК «Домашние деньги».

Арбитражный суд также почитал, что ему не были представлены документы, позволяющие установить компетенцию председателя совета директоров «Домашних денег», и, следовательно, дело подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Череда банкротств

Арбитражные суды разных инстанций за последние годы неплохо изучили историю МФК «Домашние деньги». Организация создана в 2007 году, и на протяжении десяти лет вполне себе процветала, кредитуясь под 19% (супервысокие ставки даже для рынка конца нулевых), а выдавая кредиты своим клиентам под чудовищные 190-221%.

Конечно, для обеспечения таких условий приходилось прибегать к строгим мерам воздействия на нерадивых клиентов, но все эти расходы терялись на фоне доходности бизнеса, измеряемой сотнями процентов. В этом мире компания Евгения Бернштама прожила до середины «десятых», когда столкнулась девятым валом проблем. Сначала начали крушиться банки, которые были готовы кредитовать «Домашние деньги», а затем за бизнес «микрокредитных организаций» взялись власти, которые уже не могли игнорировать вал жалоб на беспредел коллекторов.

Бизнес Евгения Бернштама посыпался по всему периметру. Какое-то время финансисту удавалось отбиваться от инвесторов, но в апреле 2018-года года денежная машина окончательно остановилась.

А точка в бизнес-истории «Домашних денег» была поставлена 23.08.2018 года, когда в арбитражный суд Москвы поступило заявление от банка «Интеркоммерц», с требованием признать ООО «Микрофинансовая компания «Домашние деньги» банкротом.

На самом деле никакого банка «Интеркоммерц» к этому времени уже не было, он прекратил свое существование еще в начале 2016-го года по решению Центробанка, а в суд от его имени обратились представители Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Тогда же бизнес-история история «Домашних денег» и Евгения Бернштама превратилась в судебную. С элементами авантюрного романа. В последнем можно не сомневаться с учетом того, что первым контрагентом микрокредитной организации, засветившимся в этой истории, стал именно «Интеркоммерц» - банк, за которым тянулся целый шлейф скандалов со следами бывших сотрудников ЦБ, силовиков спецслужб. И даже денег, похищенных у фирм незабвенного финансиста Уильяма Браудера, которым любят пугать западных обывателей. И эти ожидания реализовались на полную.

В июле 2019 года суд признал банкротом самого Евгения Бернштама, в связи с чем открыл процедуру реализации его имущества. По данным на конец 2018 года, сумма обязательств «Домашних денег» составляла почти 10 млрд руб., из которых на выплаты определенных законом средств по договорам вкладов необходимо около 2 млрд руб. Основная проблема, по мнению кредиторов, заключается в том, что активов для удовлетворения хотя бы части их требований у «Домашних денег» немного.

Еще в декабре 2018 года представитель «Домашних денег» утверждал, что у компании вообще нет никаких признаков банкротства, а все ее долги могут быть легко погашены после того, как она взыщет собственные долги на сумму 15 млрд руб.

В суде к обещаниям «Домашних денег» прислушивались, и даже переносили дело. Несмотря на то, что эксперты оценивали реальную возможность взыскать не более 3-5% от этой задолженности.

Закулиса от Бернштама

Одновременно с этой суетой в московском арбитраже раскручивалась закулисная история «Домашних денег». В июне 2018-го года кипрский офшор Dermant Estates Ltd. подал в суд Британских Виргинских островов иск к Adela Financial Retail Group Ltd., который контролировал через две кипрские компании 77,3% «Домашних денег», с требованием ликвидации бизнеса последних и выплаты просроченного долга в размере $1,37 млн.

В конце того же 2018 года вышеупомянутый суд признал Adela Financial Retail Group банкротом. Одновременно против «Домашних денег» начала действовать еще одна кипрская компания - Nylaz Trade. Происхождение этих компаний и их денег так и осталось неизвестным, так как к моменту подачи исков они принадлежали одной фирме - Fabia International Investments, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. За всем этим офшорным созвездием угадывались силуэты выходцев из РАО «ЕЭС России» - Дмитрия Журбы, бывшего финансового директора РАО ЕЭС и Леонида Меламеда - экс-руководителя «Роснанотеха». Эту информацию засветила в свое время также газета «Ведомости», но названные ей тайные кредиторы «Домашних денег» исков об оскобленных чувствах подавать не стали.

Более того, Дмитрий Журба признал «Ведомостям», что Nylaz действительно принадлежала ему, но это было в прошлом.

Системный анализ

Тем временем под ударом оказался и сам Евгений Бернштам. 8 февраля 2019 года арбитражный суд Москвы прислушался к заявлению Агентства по страхованию вкладов СВ и признал банкротом, определив его в качестве бенефициара «Домашних денег» и МФО «Финотдел».

Ну а 5 июля 2019 года Бернштама задержали и определили в СИЗО по обвинению в мошенничестве. Уважаемому доктору наук и специалисту по системному анализу даже пришлось объявить голодовку после очередного продления срока пребывания под стражей. Правда неизвестно, где в этот момент было безопасней находится этому человеку. Ведь в реестр требований кредиторов «Домашних денег» за время наблюдения были включены претензии около 100 кредиторов на общую сумму почти 3,6 млрд рублей. Большинство из них — физические лица.

В рядах кредиторов-физических лиц, которые время от времени обсуждают перспективы возвращения своих средств, царит настоящее уныние. Их можно понять - прошло уже несколько лет, но признаки возврата денег превратились в настоящие призраки. И тут вдруг появляется иск о какой-то репутации.

Судебная карточка «Домашних денег» сегодня выглядит как грудь ветерана. Там есть отметки судов всех возможных инстанций - первой, апелляционной, надзорной и кассационной. Есть даже решение Верховного суда. Нет только денег...