Пресс-дайджест
Суббота 11 Апреля 2021г.
Архив
Поиск
Версия

Максим Шаскольский и ФАС пугают мелкий бизнес, но не монополистов

Скоро исполнится полгода, как кресло руководителя Федеральной антимонопольной службы занимает Максим Шаскольский. На этом посту он сменил Игоря Артемьева, руководившего ФАС с момента её основания. Во всём мире антимонопольная служба считается одним из мощных государственных рычагов для контроля над корпорациями. Однако же российский опыт показывает, что ФАС, похоже, наоборот, играет на стороне монополистов. И смена руководителя не сильно меняет этот тренд.

Вопросы к Федеральной антимонопольной службе возникают на основе её же отчётности. Каждый год ведомство готовит для правительства увесистый доклад, в котором рассказывает о новых и новых проблемах в российской экономике, связанных с монополизмом. При этом число возбуждённых ФАС дел стабильно снижается. В 2010 году их было более 11 тыс., через пять лет – 9 тыс., а в 2019-м – 3 тысячи. Создаётся впечатление, будто антимонопольщики все эти годы налево и направо выписывали штрафы, изображая бурную деятельность ради карьер и зарплат. И в то же время жирные куски экономики уходят на кормление монополистов. Прежде всего речь идёт о рынках лекарств, учебников, перевалки зерна. Также отмечаются проблемы с распределением господдержки в АПК и среди застройщиков.

Эпоха Артемьева

Архитектором российской антимонопольной системы можно назвать Игоря Артемьева. Артемьев не просто руководил ведомством. Именно при нём ФАС разработала пять антимонопольных пакетов – масштабных изменений во множестве законов. Четыре из них были приняты. Так что ФАС работала по тем правилам, которые сама же и создавала. И правила эти часто вызывали недовольство тех, кого ФАС и должна была защищать – бизнесменов, работающих в конкурентной среде.

К примеру, до 2016 года служба вела реестр компаний с долей рынка более 35%. В него зачастую попадали малые предприятия в небольших населённых пунктах – пекарни, кинотеатры, аттракционы и т.п. Их регулярно проверяли и штрафовали. Правительство отменило этот порядок, когда о действиях ФАС уже стали ходить анекдоты. В Горно-Алтайске, к примеру, выписали штраф двум владельцам батутов в парке развлечений, которые установили одинаковые цены – 50 рублей. Один заплатил, другой попытался судиться, и с него претензии сняли. Отчёты ведомства были заполнены такой мелочовкой.

А вот действительно крупных монополистов ведомство Артемьева могло прищучить далеко не всегда. В историю вошёл спор с «Газпромом», который закупал трубы большого диаметра (ТБД) через определённых посредников. ФАС пыталась этому воспрепятствовать, но как-то ненароком проиграла все суды. «Газпром», будто давая ФАС возможность сохранить лицо, всё же пообещал проводить закупки не на тендерах, а на аукционах, однако прошлым летом история повторилась: монополист провёл тендер по закупке ТБД на 100 млрд одним лотом. Причём подчинённые Артемьева получили две жалобы от потенциальных поставщиков, однако представитель ФАС тут же заявил, что нарушения носили чисто технический характер и не повлияли на права участников. Получается, что время от времени ФАС создаёт вокруг закупок «Газпрома» шум как будто только для того, чтобы напомнить о своём существовании. Других последствий все эти скандалы не имеют.

Время Шаскольского

В ноябре место Артемьева занял другой выходец из питерской номенклатуры – Максим Шаскольский. Он долго работал в электросбытовых компаниях, а с 2019 года в ранге вице-губернатора курировал вопросы тарифной политики – проще говоря, решал, насколько можно повысить плату за коммуналку.

Одно из первых поручений, которое Шаскольский получил на новом месте, – подготовить предложения по сдерживанию цен на продукты. Как теперь видно, было решено применить ручное регулирование цен. Эта мера не только не вписывается в идею о свободе конкуренции, но ещё и вполне может быть на руку монополистам: крупные производители сахара и подсолнечного масла в силах выдавить с рынка небольших конкурентов. Да, покупатели смогут несколько месяцев радоваться замороженным ценам, но что будет дальше?

Другой пример наступления на свободу конкуренции при Шаскольском – сделка «Яндекса» по покупке такси «Везёт». Агрегаторы уже много лет подминают под себя рынок перевозок. Иногда это приводило к ценовому демпингу. Но и в таком случае явного выигрыша для пассажиров не прослеживалось: из-за снижения стоимости за руль такси садились совсем уж случайные люди, которые работали на износ, отчего о безопасности поездок говорить не приходилось. Зато агрегаторы научились мгновенно задирать цены в случае повышенного спроса со стороны клиентов. То есть, по сути, они технически обеспечивают ценовой сговор таксистов. При Артемьеве ФАС два года не разрешала «Яндексу» покупать «Везёт». В 2019 году «Яндекс» занимал 27% рынка, а «Везёт» стоит на втором месте с 12%. Теперь же, после покупки конкурента, «Яндекс» ещё больше усилит свои позиции. При этом сделку на 178 млн долларов удалось совершить благодаря формальным уловкам, которые выводили её из-под антимонопольного законодательства. «Яндекс» купил будто бы не всю компанию, а только часть её активов. Но участники рынка утверждают, что, по сути, интернет-гигант достиг своей цели – получил доступ как к машинам «Везёт», так и к его постоянным клиентам.

Предположим, что ситуация происходила где-нибудь в США, где антимонопольное ведомство является одним из самых страшных противников корпораций. Не исключено, что там местному «Яндексу» предложили бы, к примеру, такой вариант: если вы, как заявляете, действительно печётесь о расширении доступности рынка перевозок, то заморозьте цену на поездки, скажем, на три следующих года. Не хотите? Значит, вы просто стремитесь подмять рынок под себя, а потому никакого разрешения на покупку вам не будет.

Увы, пока российская ФАС занята мониторингом цен на булки и макароны, у неё под носом происходит сделка, которую она так долго пыталась предотвратить. Или же так всё и задумано?

  • ФАС не позволила объединиться продавцам электроники «М.Видео» и «Эльдорадо» в 2013 году. В итоге спустя пять лет компании всё же объединили их новые собственники. В этот раз у ведомства вопросов не возникло.
  • В 2012 году ФАС объявила, что гонконгская компания Pacific Andes скрытно скупила российские рыбопромысловые компании и контролирует 60% вылова минтая. Иностранцам пришлось продать активы. Сейчас 75% вылова минтая приходится на 29 компаний, которые входят в Ассоциацию добытчиков минтая, созданную ещё под контролем Pacific Andes. В январе ФАС возбудила против них антимонопольное разбирательство по заявлению другого крупного рыбопромышленника – Русской рыбопромышленной компании Глеба Франка.
  • Несколько лет ФАС пыталась заставить «Сбер» уравнять размеры комиссии за денежные переводы внутри регионов РФ и между ними. Вопрос долго обсуждался (или затягивался?) и решился сам собой, когда ЦБ запустил межбанковскую Систему быстрых платежей с едиными тарифами.
  • ФАС регулярно предъявляла претензии сотовым операторам относительно навязанных услуг и необоснованного повышения тарифов. Но это никак не мешало ценам на связь расти, причём, как правило, сразу у всех операторов. По прогнозам, в этом году связь подорожает на 15%.