Этот приговор должен был стать громким, но прозвучал почти незамеченным. Мосгорсуд дал 12 лет лишения свободы экс-начальнику столичного управления Следственного комитета Александру Дрыманову. Генерала СКР признали виновным в получении взятки от окружения вора в законе Шакро Молодого.

Приговор бывшему высокопоставленному силовику в медиа затмила эпидемия COVID-19. По иронии в эти же дни семья Шакро заразилась как раз коронавирусом. В клинику госпитализировали его гражданскую супругу и ее сына.

Дрыманова арестовали летом 2018 года. До этого генерал сам успел побывать по другую сторону следствия в резонансных делах: по обвинению украинки Надежды Савченко и Михаила Ходорковского.

Дело Дрыманова с самого начала называли проявлением борьбы между двумя ведомствами. Его вела ФСБ и, как считалось, так ослабляла Александра Бастрыкина. Председатель СКР какое-то время оберегал подчиненного от претензий, но в итоге не защитил.

Когда высокопоставленного офицера бросают за решетку – это нередко проявление не системной борьбы с коррупцией, а использование ее инструментов для политического противоборства силовиков. Интересы СКР, прокуратуры, МВД и ФСБ часто не совпадают: это отнюдь не монолитная система, как может показаться при наблюдении за судебными процессами.

Хорошо ли, когда отдельные коррупционеры становятся жертвами межвидовой борьбы? Хуже, чем в идеальном мире, но лучше, если бы такой борьбы не было вовсе. На идее, что различные органы власти должны грызться друг с другом, во многом построены более демократичные, чем в России, государственные режимы.

Если бы и Госдума воевала с правительством, а Совет Федерации, к примеру, с президентом, то многие вредные для общества законы не прошли бы. И узурпации власти не случилось бы.

***

Материал вышел в издании «Собеседник» №11-2020 под заголовком «Дрыманов как жертва межвидовой борьбы».