Пресс-дайджест
Четверг 2 Апреля 2020г.
Архив
Поиск
Версия

«Спасались спиртом, хлоркой»: рассказы переживших коронавирус в Китае

Какой именно состав используется при поливе улиц в Поднебесной, как дезинфицируют продукты, и кто те люди, которые постоянно дежурят у домов с красными повязками.

Фотографии и видео из Китая, где люди в спецкостюмах поливают улицы от коронавируса неким раствором уже облетели весь мир – как и дружинников с повязками у входа в жилые дома. Граждане Российской Федерации, которые от начала до донца просидели в Китае на карантине и не понаслышке знаю о всех ужасах эпидемии. Они рассказали о том, какие меры необходимо предпринимать, чтобы повысить шансы на победу над COVID-19 — как люди обеззараживали продукты, обрабатывали дверные ручки, одежду и как строилась работа дружинников в жилых комплексах.

Туяра Саввина вместе со своей семьей проживает в Харбине, где ранее был введён наивысший уровень опасности по причине высокой смертности от коронавируса. Девушка поделилась теми мерами, которые предпринимались местными жителями для того, чтобы не заболеть инфекцией, пишет МК.

Как известно, во время пика эпидемии улицы Китая обрабатывали специальным раствором. Девушка делится, что колонны специальной техники распыляли дезинфицирующий состав. Однако точный его состав узнать так и не удалось, однако по запаху о, как вспоминает девушка, он сильно напоминал хлорку. После обработки все улицы покрывались белым налётом, соответственно, можно с уверенностью предположить, что дезинфицировали при помощи хлорки.

Помимо улиц дезинфекция проводилась и в подъездах жилых домов, лифты мыли с использованием хлорки. Многие согласятся, что запах очень походил на тот, который встречается в больницах.

Говоря о частоте мытья рук Туяра Саввина рассказывает, что мыли каждый раз, как возвращались с улицы. Помимо этого, руки протирали антисептиком, а «лицо желательно тоже сразу вымыть».

В рекомендация говорится, что одним из главных правил является отказ от прикосновений к лицу. Это необходимо для того, чтобы вирус не проник через слизистую. Девушка рассказывает, что к отказу от этой привычки в таких условиях привыкаешь достаточно быстро и перестаёшь касаться своего лица.

Всю верхнюю одежду после выхода из дома относили на балкон для того, чтобы она там проветривалась. Спустя некоторое время заносили обратно в прихожую. При следующем выходе из квартиры старались надевать её же, не меняя одежду каждый выход из дома.

Помимо верхней одежды достаточно эффективным является обработка подошв обуви хлоркой. Протирали практически каждый день.

Говоря о продуктах питания, приобретённых в супермаркете Туяра Саввина рассказывает, что все купленные продукты в упаковке обрабатывались в обязательном порядке, упаковки протирали спиртом. «Действовали так: сразу, как возвращались с улицы, все, что купили несли в ванную, там мыли под горячей водой тетрапаки, банки, твёрдые предметы. Потом все протирали спиртом ещё раз», – рассказывает Саввина.

Дверные ручки протирали спиртом – особенно те, к которым прикасались после того, как побывали на улице. «Кстати, не забывайте вытереть спиртом и телефоны», – настоятельно рекомендует Туяра Саввина.

Выходя на улицу перчатки с рук лучше вообще не снимать и во всем предметам прикасаться только в них. Когда погода была холодной, то перчатки все носили простые, а поверх них надевали одноразовые целлофановые. Когда стало теплее, то все начали ходить только в латексных. После разового использования перчатки выбрасывали.

Отвечая на вопрос об использовании специальных антисептических средств Туяра Саввина делится, что все жители города бесплатно получили по бутылке медицинского спирта. Она не уточнила кто именно был инициатором раздачи средства: «то ли мэр подарил, то ли директор спиртзавода пожертвовал».

Девушка рассказывает, что медицинский спирт для протирки не нужно разбавлять с водой – какой тогда толк от его применения?

В квартире спирт не заливали в пульверизатор: домашние смачивали ватные диски и уже ими протирали поверхности, дверные ручки и пр. На весь период карантина семье Туяры Саввиной хватило одной литровой бутылки. Ею можно пользоваться месяц, а то и больше.

Многих интересует вопрос, кем являются те люди с красными повязками, которые следили за порядком на улицах, постоянно дежурили во время карантина рядом с домами и занимались измерением температуры. Туяра Саввина рассказывает, что это были простые добровольцы, проживающие в этих же домах. Для россиян такие люди тоже знакомы, но в нашей стране их привыкли называть «старшими по подъезду». Очень активно в добровольческой деятельности подключились консьержки и охранники разных жилых комплексов. Многие из них сами проявили инициативу и вызвались помогать. Известно, что никаких дополнительных денег им не выплачивали.

Когда в разгар эпидемии в китайских аптеках закончились маски и их нельзя было заказать даже онлайн. У многих запасы масок оказались не столь многочисленны. Так, например, в доме у Туяры Саввиной было всего 50 масок. «Когда закончились последние, мы начали стирать старые и гладить их утюгом. Иначе откуда их было взять? А на улицу без маски нельзя было выйти».

Но дефицит затронул не только медицинские маски – он оказался во всём, что хоть как-то связано с дезинфекцией. Из продажи быстро пропала хлорка, моющие средства, с прилавков исчезло мыло, в особенности антибактериальное.

Отвечая на вопрос о продуктах, которые лучше есть для укрепления иммунитета, Туяра Саввина рассказывает, что для укрепления иммунитета старались пить чай с имбирем, лимоном и мёдом. Имбирь натирали на мелкой тёрке и добавляли в чай.

Следили за людьми на территории всей страны с помощью бдительных соседей и активистов из числа волонтёров.

Музыкант Андрей Гузеев тоже проживает в Харбине. Как пережить эпидемию и не сойти с ума, молодой человек может теперь рассказать каждому.

Он рассказывает о том, что ему было очень интересно узнать состав той жидкости, которой обрабатывали городские улицы. Но никто не рассказывал, что в него входит. Собеседник рассказывает, что руки и все поверхности дезинфицировали растворами, содержащими спирт.

Музыкант рассказывает, что в аптеках очень быстро раскупили антисептики. Однако в большинстве жилых домов, через аналог российского ЖЭКа, в каждую квартиру приносили совершенно бесплатно спирт. Его раздавали для того, чтобы обработать все поверхности в доме. Помимо поверхностей было рекомендовано протирать дверные ручки и санузел.

Андрей Гузеев рассказывает, что практически во всех лифтах и рядом с входными дверьми были установлены упаковки со спиртовыми салфетками. Это делалось для того, чтобы сократить число касаний пальцами кнопок и дверных ручек – чтобы ко всему прикасаться только через салфетку. «Прошла информация, что вирус может распространяться через канализационные испарения, а в Китае не вся сантехника имеет «водяную пробку», как в России». Всем жителям порекомендовали тщательно дезинфицировать санузел. Эти меры предосторожности уж точно не будут лишними, уверен Гузеев.

Он рассказывает, что многие семьи верхнюю одежду, в которой находились на улице, дезинфицировали и хранили отдельно от остальных вещей.

О нехватке масок Андрей Гузеев сообщил, что когда у кого-то заканчивались маски, то они обращались в ЖЭК и заказывали необходимое количество на всю семью. Спустя несколько дней им выдавались маски. Таки же образом дело обстояло и с перчатками, и с бахилами.

Весь процесс общения волонтеров и вообще всего информирования жильцов был выстроен через онлайн чаты. Со стороны китайского министерства охраны здоровья были разработаны и распространены рекомендации.

Андрей Гузеев уверен, что значительная роль в спаде эпидемии в городе заключается в высокой самоорганизации самих жильцов. На сегодняшний день в Китае современное жильё представляет собой не отдельно стоящие дома, а так называемые «гардены» - это несколько многоэтажек или небольших домов с закрытой территорией. «На базе ЖЭКов создавались бригады волонтеров из жильцов, которые охраняли территорию «гардена», проводили дезинфекцию территории, подъездов. Все дезинфицирующие средства централизовано предоставляло государство», – рассказывает музыкант.

Волонтёрами совместно с охраной ЖК вёлся журнал входа и выхода жильцов. Они строго следили за соблюдением жильцами правила «2-1-1». Его суть сведена к тому, что только один член семьи мог выйти один раз в два дня для покупки продуктов. Помимо этого, добровольцы измеряли температуру у соседей, принимали участие в ежедневных тестовых обходах по квартирам и рассказывали медикам о заболевших.

Доставка товаров и продуктов питания была организована до пункта охраны ЖК, оттуда доставленные продукты либо разносились по квартирам волонтёрами, либо жильцы сами спускались за ними. Никакого контакта с курьером не было. Каждая коробка с полученным товаром тут же дезинфицировалась. Мусор практически во всех жилых комплексах забирался волонтёрами, жильцы лишь выставляли свои пакеты за дверь квартиры.

Порядка 60-70% всех волонтёров – коммунисты. Андрей Гузеев рассказывает, что большинство домовладельцев отказалось от оплаты за квартиры на время карантина, а он длится уже второй месяц. Он отметил, что многие люди перечислили свои сбережения на специальные счета, средства которых будут потрачены на борьбу с вирусом. Кто-то решил отправить деньги в фонд врачей, оплачивающие медикам премии и компенсации за заражение или смерть. Гузеев сообщил, что многие строители и вовсе отказались от оплаты своего труда при строительстве временных госпиталей.

Музыкант рассказывает, что никаких специализированных фондов для подобных нужд не создавалось – все фонды являются государственными, но и обычные люди могли их пополнить.

На вопрос о том, знакомом ли китайцам такое понятие как «каждый сам за себя», Гузеев отвечает, что у китайцев есть некий баланс – и себе, и людям. При этом, он отметил, что не стоит этот народ идеализировать. В пример он привёл ситуацию, когда в Ухане был объявлен карантин, 5 млн жителей просто сели на свои машины и уехали из города, заботясь при этом только о себе. Многие из них и стали разносчиками заразы, говорит Гузеев. Он рассказывает, что того чиновника, который поздно поручил полностью закрыть все дороги после объявления о карантине, сняли с поста, а затем судили. Согласно заявлению музыканта, на протяжении трёх часов после объявления карантина город оставался открытым.

Говоря о роли полицейских во время карантина, Гузеев рассказывает, что всех их отправляли на дежурство в жилые комплексы лишь в том случае, если там был выявлен случай заражения. После этого весь дом попадал под жёсткий карантин на 14 дней. Всю еду и продукты первой необходимости приносили к дверям каждой квартиры те же волонтёры. В условиях жёсткого карантина никому не разрешалось покидать свои квартиры. Контроль за этим взяли на себя охранники на пунктах «видеоконтроля» и бдительные соседи. Если кто-то решался на нарушение, то с ним проводилась беседа полицейскими. Однако порядок нарушался редко в силу того, что практически все китайцы высоко дисциплинированы. Но если человек появлялся на улице без маски, то его никто не хватал и никуда не увозил.

Как рассказывает Андрей Гузеев, лишь в Ухане, ставшим эпицентром заражения, был введён запрет на появление на улице без маски. Здесь нарушители штрафовались и отправлялись для проведения проверки в специальный госпиталь. В самом начале эпидемии на улицах у полицейских можно было спросить, в какой из аптек можно приобрести маски и как до неё добраться. Полицейские знали всё.

Помимо прочего на полицию, рассказывает Андрей Гузеев, был возложен контроль над въездами в города. В том случае, если на блокпосту или по возвращении домой из магазина у человека выявлялась повышенная температура, то он обязан был отправиться вместе с волонтёром в госпиталь для прохождения теста на наличие вируса. Если человек отказывался, то с «подозреваемым» никто не церемонился – его силой отвозили в госпиталь, а также назначали административный штраф. Если бы кто-то сбежал из-под карантина, то ему грозил бы серьёзный штраф, а также понижение социального рейтинга, сулящее значительные проблемы в последующим устройством на работу, получением кредитов и пр. За побег зараженного коронавирусом решили установить уголовную ответственность. После выздоровления человеку был бы назначен срок.

Андрей Гузеев рассказывает, что лечили и обследовали всех бесплатно. Интересным, как уверен собеседник является то, что сотрудникам аптек в обязательном порядке было предписано сообщать в спецслужбу о людях, приобретавших жаропонижающее без соответствующего рецепта. Эти покупатели сразу же попадали под особое подозрение. На основании привязки платежных систем к базам данных и системе распознавания лиц – домой к такому покупателю тут же приезжали для проведения проверки всех членов его семьи. Именно в этих решениях и мерах, как уверен Гузеев, кроется секрет успешной борьбы Китая с эпидемией.

Напомним, правительство Китая уже объявило о том, что пик эпидемии пройден. Соблюдение строгого карантинного режима в ряде городов уже постепенно ид1т на спад. Согласно официальным данным Китая за последние сутки в стране было выявлено лишь 15 новых случаев заражения коронавирусом. Известно о гибели ещё 8 человек. В больницах в тяжёлом состоянии продолжает оставаться 4020 граждан.

С начала эпидемии коронавируса в Поднебесной заболели 81 007 человек. Погибло 3181 человек.

Насколько данная статистика достоверна — знают лишь в китайском руководстве. У большого числа заболевших просто не диагностировали, также остаётся известно и то, всем ли скончавшимся проводили посмертное исследование на коронавирус, так, как это проделывается сейчас в Италии.