Пресс-дайджест
Понедельник 8 Августа 2022г.
Архив
Поиск
Версия

В 1989 году МиГ-23 без летчика пролетел над Западной Европой более 900 км

История, о которой мы расскажем в этой статье, удивительна. О ней много писали в СМИ в 1989 году. Последовавшие события в мире заставили людей забыть об удивительном полете. Хотя, справедливости ради, нужно сказать, что очень редко истории, подобные этой, случаются. В этой статье мы расскажем, как советский истребитель МиГ-23 без летчика пролетел над всей Западной Европой – от Польши до границы Бельгии и Франции.

Когда потенциал модернизации знаменитого истребителя МиГ-21 был исчерпан, конструкторы КБ Микояна стали работать над самолетом следующего, третьего поколения. В 60-е годы ХХ века была популярна идея о крыле с изменяемой геометрией. На первый взгляд, это сулило большие преимущества, так как позволяло изменять параметры полета самолета. Правда, как потом выяснилось, такое крыло было сложным в конструкции и эксплуатации. В конечном итоге, для тактической авиации от этой идеи отказались, но это было уже потом.

В СССР теме изменяемой стреловидности крыла уделяли больше внимания, чем в США. Поэтому в советских ВВС на вооружении были следующие самолеты с изменяемой геометрией крыла – истребитель МиГ-23, истребители-бомбардировщики МиГ-27, Су-17 и Су-22 (последний являлся экспортной модификацией Су-17), фронтовой бомбардировщик Су-24 и стратегический бомбардировщик Ту-160. В ВВС США – бомбардировщик F-111 и стратегический бомбардировщик B-1B «Lancer».

4 июля 1989 года истребитель МиГ-23М из 871-ого истребительного авиационного Померанского Краснознамённого полка, входящего в Северную группу войск (части Советской армии, дислоцирующиеся в Польше), вылетел с аэродрома Колобжег-Балич для выполнения тренировочного полета. Пилотировал самолет полковник Николай Егорович Скуридин, военный летчик 1-го класса. Он имел суммарный налет 1 700 часов, из них на МиГ-23 – 527 часов. Скуридин занимал должность начальника политотдела 239-й истребительной авиационной дивизии в Северной группе войск. Это был его первый лётный день после выхода из отпуска, Согласно руководящим документам, он должен был восстановить свои летные навыки. Утром он совершил полет на учебно-боевом самолете, а после этого должен был лететь на боевом. Поскольку полет был учебным, самолет был без боекомплекта. В самом начале полета (практически после взлета), на 41 секунде, произошло внезапное уменьшение оборотов двигателя самолета. Скорость упала с 550 до 350 км/ч. Кроме того, Скуридин зафиксировал хлопок в левом воздухозаборнике. Почему-то произошло самопроизвольное выключение режима форсажа двигателя. Несмотря на то, что двигатель продолжал работать, полковник воспринял ситуацию, как остановку двигателя на взлете и наборе высоты. Это было самое плохое, что могло произойти – именно на взлете, с помощью форсажа двигателя самолет получает параметры, необходимые для полета. Действовать нужно было мгновенно – Скуридин сообщил руководителю полетов о ситуации и о своем решении на катапультирование. После команды руководителя полетов (а он визуально с диспетчерской вышки наблюдал отсутствие пламени форсажа из сопла двигателя), полковник Скуридин катапультировался. При приземлении он повредил руку.

Произошло удивительное. Как показали в дальнейшем данные бортового самописца («чёрного ящика») через 6 секунд после катапультирования летчика двигатель снова начал набирать обороты, самолет прекратил самопроизвольное снижение и перешёл в горизонтальный полет.

К сожалению, Советская Армия перед развалом СССР в случае каких-либо чрезвычайных происшествий "славилась", мягко говоря, некорректными докладами. Никто из подчиненных не хотел попадать под раздачу, даже заслуженную. В результате такой порочной практики, командующий авиацией Северной группы войск доложил Главкому ВВС о происшествии и о том, что «самолет упал в море, никакого ущерба при этом не причинил». На самом деле, самолет летел курсом на запад. На самолете была включена система автоматизированного управления, которая в свою очередь, после восстановления работы двигателя, перевела самолет в режим набора высоты с последующим горизонтальным полетом. Система опознавания «свой-чужой» была включена, и самолет благополучно пролетел над территорией Польши и ГДР.

Над территорией ГДР самолет был взят на сопровождение системой ПВО НАТО. Высота полета МиГ-23 была 12 000 метров, скорость около 740 км/ч. По некоторым данным скорость была существенно меньше – 460 км/ч. Первоначально, такой полет был загадкой для натовской ПВО. Самолет летел «напролом» в воздушное пространство ФРГ. После того как истребитель пересек границу ФРГ, на его перехват с натовской авиабазы Сустерберг, расположенной в Голландии, были подняты два американских истребителя F-15 «Eagle». В 10:05 по среднеевропейскому времени они перехватили нарушителя. Натовский руководитель полетов не поверил летчикам, которые доложили, что советский МиГ летит без лётчика, с отсутствующим фонарем кабины пилота. После многократных вопросов и уточнений, с земли дали команду на F-15: «Сопровождать МИГ, сбивать только в крайнем случае». Дело в том, что траектория полета проходила над густонаселенными районами, и предсказать, где закончится этот полет, было невозможно. Большая высота полета и невысокая скорость (напомним, МиГ-23 был сверхзвуковым истребителем), показывала, что враждебных намерений у самолета нет.

С эскортом из двух F-15 МиГ-23 продолжил полет. Он преодолел 901 километр над территорией Польши, ГДР, ФРГ, Нидерландов и Бельгии. Весь полет продолжался 1 час 22 минуты.

Над районом франко-бельгийской границы керосин закончился. К тому моменту истребитель подлетал к городу Лилль. Американские летчики, естественно, не знали о запасах топлива на МиГ. Для себя они приняли решение сбить самолет, если он долетит до Лилля – о примерной дальности полета МиГ-23 они информацию имели и понимали, что топливо должно закончиться где-то в районе этого города. Но, не долетая до Лилля, самолет начал плавно терять высоту. Неизвестно, почему американцы не сбили падающий самолет, может быть у них была установка на атаку только перед крупными городами. В 10-37 по среднеевропейскому времени МиГ-23М рухнул на ферму в бельгийской деревне Беллегем неподалёку от бельгийского города Кортрейка.

За несколько минут до падения из дома вышел фермер Делар-старший. Он переговорил с сыном, завел свой трактор и отъехал от фермы. Сын, 19-летний Вим Деларе сидел на веранде дома. МиГ-23 упал прямо на дом, фактически раздавив несчастного. Отъехав от ворот, отец услышал жуткий грохот, обернулся и увидел на месте дома советский самолет. Приехавшая полиция никак не могла понять, как истребитель с красными звездами оказался в 15-ти километрах от бельгийско-французской границы. Тела пилота, они, естественно, не нашли.

Американские F-15 покружили минут 15 над местом падения и возвратились на аэродром базирования.

Бельгия и Нидерланды направили в СССР ноты протеста. В разгар «холодной войны» этим бы и закончилось, но наступили времена потепления, поэтому ситуацию удалось разрешить. Полковник Скуридин публично выразил соболезнование семье погибшего бельгийца, а власти Советского Союза выплатили Бельгии компенсацию за разрушения фермы в размере $ 685 000.

Поскольку к 1989 году МиГ-23 был уже устаревшим самолетом, советские представители изучили место падения истребителя. Более того, обломки самолета были вывезены в СССР. «Черные ящики» сохранили всю информацию, но понять, почему двигатель на взлете сбросил обороты, установить не удалось. При изучении формуляра МиГа было установлено, что за последний год этот самолет пять раз был в ремонте.

Одного последствия этого события Москве удалось избежать. К счастью, самолет не пересёк бельгийско-французскую границу. Дело в том, что именно в этот день, 4 июля 1989 года состоялся визит Президента СССР Михаила Горбачева в Париж. Если бы самолет упал на территорию Франции, скандал получился бы грандиозным!

Может показаться, что случай с неуправляемым полетом МиГ-23 уникален. Но это не так. В истории авиации такие происшествия редко, но бывают, как в ВВС СССР/России, так и в ВВС других стран.

Два случая зафиксированы с истребителем Су-9 в 1964 и 1965 годах. После нештатных ситуаций и катапультирования лётчиков, самолеты продолжали полет на расстоянии до 30-40 км. В 1978 году при испытании палубного штурмовика Як-38 самопроизвольно выстелила катапульта. Самолет без летчика продолжил полет. Последний случай произошел совсем недавно, в 2021 году. Через 4 минуты после начала полета истребителя Су-35С пилот был вынужден катапультироваться, а самолет совершил неуправляемый полет от Комсомольска-на-Амуре до острова Сахалин.