Пресс-дайджест
Пятница 21 Июня 2024г.
Архив
Поиск
Версия

Как в СССР отменили выплаты за ордена и медали

75 лет назад в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета награждённые боевыми орденами и медалями перестали получать ежемесячные выплаты от государства за свои награды. Кроме того, они лишались целого ряда важных льгот.

Выплачивать деньги награждённым орденами и медалями Советское государство начало в 1936 году, вполне логично сочтя, что хотя сама регалия и выглядит красиво, достойно проявившему себя гражданину нужно питаться, одеваться и где-то жить. Потому утверждённое ЦИК и СНК СССР «Общее положение об орденах Союза ССР» устанавливало размеры и порядок выплат денежного вознаграждения кавалерам орденов. Так, лица, удостоенные высшей награды страны – ордена Ленина, помимо уважения от государства и общества получали ежемесячно 25 рублей. Героям, носившим на лацканах орден Красного Знамени, выплачивали по 20 рублей в месяц. За ордена Красной Звезды и Трудового Красного Знамени полагалось по 15 рублей, за орден «Знак Почёта» – 10 рублей.

Кроме того, для Героев Советского Союза установили выплату в 50 рублей в месяц, а все награждённые орденами и медалями получили массу различных льгот. Что было особенно важно – выплаты суммировались. Таким образом, участник войны, героически проявивший себя на фронте и получивший два-три ордена, становился обладателем гарантированного ежемесячного пособия. А Герой Советского Союза «с иконостасом» регалий в принципе мог больше не думать о пропитании. Всё изменилось в сентябре 1947 года, когда Президиум Верховного Совета издал Указ «О льготах и преимуществах, предоставляемых награждённым орденами и медалями СССР».

Как говорилось в тексте указа, с 1 января 1948 года в стране прекращались денежные выплаты за ордена и медали. Также награждённые лишались права на бесплатный проезд в железнодорожном и водном транспорте, бесплатного проезда в трамваях и льгот по оплате жилой площади. Особо подчёркивалось, что такое решение власти приняли по многочисленным предложениям самих орденоносцев, которые решили передать деньги на восстановление и развитие народного хозяйства.

Как уточняют историки, подобное обращение действительно существовало. Вот только подписали его не рядовые ветераны, а привилегированные, которые легко могли обойтись и без выплат. В частности, знаменитые асы и трижды Герои Советского Союза Александр Покрышкин и Иван Кожедуб, а также генерал Павел Батицкий. Те же, кто не относился к номенклатуре, встретили новость крайне негативно. Учитывая, что в 1946 году в СССР случился неурожай, вызвавший голод (за два года от него и вызванных им болезней погибло около 2 млн человек), получаемые за награды 20–40 рублей позволяли многим ветеранам свести концы с концами – особенно тем, кто потерял на войне здоровье. Кроме того, возмущало само отношение – выходит, мы теперь не нужны? «В знак протеста многие фронтовики перестали носить ордена и медали, в том числе и я», – писал бывший танкист Борис Горбачевский.

Примечательно, что Сталин остался в стороне от непопулярного решения, хотя очевидно, что без его участия подобный указ не мог появиться. Почему же государство решило сэкономить? Владимир Запарий и Дмитрий Шуняков из Уральского федерального университета уверены: причина была чисто экономическая. После войны СССР пребывал в разрухе, всего пострадало 1710 городов, 70 тыс. деревень, около 6 млн зданий, 32 тыс. предприятий и фабрик, 1870 железнодорожных мостов и др. В целом ущерб оценивался в 2 трлн 569 млрд рублей. Однако помимо необходимости восстанавливать свои города и сёла Москва взяла на себя дополнительную ношу. Установив контроль над Восточной Европой, СССР оказался вынужден демонстрировать её жителям свою заботу, дабы те не смотрели на Запад. Потому в «страны народной демократии» эшелонами шла помощь. Так, Польша получила 250 тыс. тонн железной руды, 30 тыс. тонн марганцевой руды, 25 тыс. тонн хлопка, 40 тыс. тонн апатита; Болгария – 120 тыс. тонн нефтепродуктов, 11 тыс. тонн хлопка, 73 тыс. тонн металлов; Венгрия – 11 тыс. тонн горючего, 700 тонн смазочного масла и 500 автомобилей. Также новым союзникам предоставлялись льготные кредиты: сначала под 3%, а в 1947 году Польша и Румыния получили беспроцентные займы. По сути, СССР залил своих сателлитов золотым дождём, создав им условия, о которых те не могли и мечтать. В частности, объём промышленного производства Польши по итогам 1949 года на 70% превысил её показатели 1938 года.

Все эти траты требовали поиска новых источников денег. Потому неудивительно, что выплаты ветеранам решили пустить под нож. Затраты на них составляли порядка 3 млрд 455 млн 900 тыс. рублей в год, что составляло около 1,2% бюджета. Вроде бы не много, но экономия налицо.

Особо подчёркивалось, что такое решение власти приняли по многочисленным предложениям самих орденоносцев, которые призвали передать деньги на восстановление и развитие народного хозяйства

Исправить ситуацию после смерти Сталина попытался министр обороны СССР Георгий Жуков. 14 июня 1955 года маршал Победы направил в ЦК КПСС записку, в которой предлагал восстановить систему денежных выплат награждённым орденами и медалями. «Учитывая необходимость поднять значение боевых орденов и медалей как важного средства в деле воспитания советских людей и имея в виду, что в ряде государств: Корейской Народно-Демократической Республике, Германской Демократической Республике, а также в США, Англии, Франции, Италии и др. существуют некоторые льготы и преимущества для лиц, награждённых орденами, полагаю возможным внести на рассмотрение вопрос о частичном восстановлении денежных выплат за боевые ордена и медали», – писал Жуков.

К записке прилагался расчёт будущих расходов – по сравнению с прежними выплатами суммы были уменьшены. Так, обладателям звания Героя Советского Союза предполагалось выплачивать 20 рублей в месяц, кавалерам ордена Красного Знамени – 15 рублей, по 10 рублей полагалось за ордена Отечественной войны I степени и ордена Славы I степени. Вторая степень этих регалий соответственно должна была приносить по 8 рублей в месяц, а дешевле всего номинировались медали Ушакова, Нахимова и «За отвагу» – по 3 рубля в месяц.

Судьба у записки Жукова оказалась незавидной. Президиум ЦК несколько раз ставил её в повестку дня, однако затем снова отправлял в долгий ящик. Причина была всё та же. В стране жили миллионы награждённых орденами и медалями, одних только обладателей самой солдатской медали «За отвагу» насчитывалось 2 453 458 человек. Выходило, что в целом на выплаты всем награждённым бюджет будет тратить 271 157 484 рубля в год. Учитывая, что бюджет СССР на 1955 год составил более 589 млрд рублей, сумма затрат выглядела мизерной – на это ушло бы всего 0,04% объёма казны. Однако трат у страны к тому времени стало даже больше – на одну только космическую программу потребовалось свыше 20 млрд рублей. Потому власти решили, что ветераны как-нибудь перебьются. 19 апреля 1956 года президиум ЦК под председательством Анастаса Микояна постановил: «Поручить Министерству обороны СССР (т. Жукову) с учётом обмена мнениями на заседании Президиума ЦК представить в ЦК КПСС новые предложения о частичном восстановлении денежных выплат за боевые ордена и медали».

Тем не менее Жуков продолжал стоять на своём. Спустя четыре месяца он повторно обратился в ЦК. На этот раз Жуков скорректировал свою инициативу – восстановить выплаты за ордена и медали предлагалось только солдатам, матросам, сержантам, старшинам и младшим офицерам (до капитана включительно). «Министерство обороны считает, что размеры вознаграждения по орденам и медалям СССР являются небольшими. Вместе с тем установление этого вознаграждения, несомненно, будет встречено советским народом с большим удовлетворением, как проявление внимания и заботы Коммунистической партии и Советского Правительства о лицах, исполнивших свой воинский долг при защите Советской Родины, что будет иметь большое воспитательное значение для советской молодёжи», – отмечал Жуков, указывая, что расходы на выплаты не превысят 200 млн рублей в год. Тем не менее и это предложение не нашло поддержки у руководства страны. Вопрос о восстановлении выплат был «отложен», а фактически похоронен, после чего к нему уже более не возвращались.