Пресс-дайджест
Четверг 18 Июля 2024г.
Архив
Поиск
Версия

Накопления россиян становятся добычей жуликов и обесцениваются

Задержана группа бизнесменов и менеджеров по делу о хищении из негосударственных пенсионных фондов (НПФ) 9,9 млрд рублей. В числе пострадавших числится как минимум пять фондов, которые впоследствии были закрыты. И это уже не первая многомиллиардная махинация с деньгами НПФ.

Картина преступления, по данным следствия, выглядит довольно просто. Работники фонда «Урал ФД» купили на Московской бирже облигации двух компаний – ООО «УНГП- Финанс» и ООО «Дельта-Финанс». На это было потрачено 245,2 и 119,1 млн соответственно. Однако ценные бумаги, по сути, были пустышками и не имели рыночной стоимости. То есть деньги из фондов без особых препятствий перекочевали в карманы ушлых финансистов.

Предположительно, по той же схеме деньги были выведены из Торгово-промышленного пенсионного фонда (697,7 млн рублей), фонда «Церих» (605,2 млн рублей), «Мечел-Фонда» (3,378 млрд рублей), НПФ Металлургов (598,4 млн рублей), а также Первого национального пенсионного фонда (3,213 млрд рублей). Общая сумма похищенного приближается к 9 млрд рублей. Фонды впоследствии были лишены лицензии ЦБ, а финансовые дыры в их балансах в конце концов затыкало Агентство по страхованию вкладов.

Фонды эти потерпели крах ещё в 2016 году, и все махинации могли всплыть ещё тогда. Однако задержания менеджеров и собственников этих организаций произошли только на днях. О причинах такой задержки остаётся только гадать.

Среди фигурантов дела оказались персоны довольно известные в бизнес-кругах. Это совладельцы инвестиционной группы «Русские Фонды» Сергей Васильев и Константин Бейрит. «Русские Фонды» скупают активы в России с 1997 года. Сейчас в их портфеле: ПАО «Русолово», золотодобывающий холдинг «Селигдар», агропромышленная ГК «Мелком» и дочерние компании (Тверской и Истринский хлебокомбинаты, предприятия в сферах растениеводства, птицеводства, разведения рыбы), сеть «Магазин горящих путёвок», НПФ «ВЭФ.Русские Фонды», НПФ «Доверие», страховая компания «ТИТ», IT-компания «Цифровые платформы», «Azimut Отель Волга» в Астрахани и доля в «Azimut Олимпик» в Москве. И это не полный перечень. Выручка головной структуры этой бизнес-империи в прошлом году составила 2,13 млрд, чистая прибыль – 473 миллиона.

Ещё одним фигурантом этого дела стал Евгений Новицкий, экс-президент АФК «Система» и зампред совета директоров одной их крупнейших оборонных компаний – ОАО «РТИ» (производит электронные системы). Судя по заявлениям сторон, Евгений Новицкий ориентировочно с 2013 по 2016 год скупил несколько пенсионных фондов, в том числе вышеупомянутые. Вскоре эти финансовые организации прошли через процедуру банкротства. На карьере Новицкого этот неприятный момент не отразился: он продолжал занимать высокие посты в бизнес-структурах, к примеру до 2022 года работал первым замом гендиректора «Фосагро», одного из крупнейших в мире производителей удобрений (компания основана экс-сенатором Андреем Гурьевым), а после продолжал занимать высокий пост в РТИ. Сейчас господин Новицкий находится под домашним арестом.

Описанная выше схема по размаху приближается к деятельности «Московского банковского кольца», которое уже вошло в историю как грандиозная финансовая афера. Обычно с банковским кольцом связывают деятельность четырёх банков – «ФК Открытие», Бинбанка, Мос­ковского кредитного банка (МКБ) и Промсвязьбанка – в период до 2018 года (с тех пор банки, кроме МКБ, прошли процедуру финансового оздоровления и сменили собственников). Однако важным её элементом были пенсионные фонды. О сути одной из сделок в своё время глава ЦБ Эльвира Набиуллина рассказывала так: подмена на балансе «ФК Открытие» кредитов с залогами на облигации структуры, связанной с пенсионной группой, на 30 млрд рублей. Речь идёт о том, что на балансе банка «Открытие» вместо обеспеченных кредитов, выданных структурам О1 Group Бориса Минца, оказались облигации фирмы-пустышки «O1 Груп Финанс» того же Бориса Минца (сейчас финансист скрывается от российского закона за рубежом). О1 Group объединила помимо прочего скупленные Минцем НПФ «Будущее», «Телеком-Союз», «Социальное развитие» и «Образование». Потом группа НПФ Бориса Минца, получившая общее название «Будущее», оказалась в руках офшорной компании Riverstretch Trading & Investments. В итоге на балансе группы НПФ обнаружились проблемные активы на сумму 130 млрд рублей. Фонды пришлось санировать под надзором ЦБ. На санацию НПФ «Будущее» было потрачено более 3 млрд рублей, фонда «Телеком-Союз» – более 10 млрд рублей. Оба фонда работают до сих пор уже с новыми собственниками.

Таким образом, деятельность НПФ вызывает всё больше вопросов. С 2014 года работники россияне не могут перенаправить в НПФ обязательные шестипроцентные взносы с зарплаты, нацеленные на формирование накопительной пенсии. Так что в НПФ приходится отдавать свои кровные. При этом доходность от инвестирования этих денег обычно оставляет желать лучшего. К примеру, в прошлом году средневзвешенная доходность российского НПФ составила 9,9%. На банковском депозите можно было получить больше. Но это средний показатель, у кого-то больше, а у других и того меньше.

На сайте ЦБ есть любопытный график накопленной доходности НПФ в сравнении с инфляцией с 2017 по 2023 год. Там видно, что инфляция за это время составила 50,5%, а доходность пенсионных накоплений – ровно 50%. То есть высоколобые менеджеры НПФ, по сути, обеспечили своим клиентам отрицательную доходность. Понятно, что себя они при этом не обидели – зарплаты и бонусы получали регулярно. А криминальные сводки говорят о том, что и собственники фондов порой успевают изрядно откусить от этого пирога, совершая неоднозначные сделки. Правда, всплывает такая информация обычно только задним числом.

Какая получается картина? Фонды оперируют гигантскими суммами. Средства пенсионных накоплений в НПФ превышают 3 трлн руб­лей. А срок массовой выплаты пенсий ещё не наступил. В прошлом году выплаты получили около 300 тыс. человек, причём половина из них предпочли забрать деньги единовременно. В то же время взносы в надежде на обеспеченную старость продолжают платить 1,5 млн человек. Казалось бы, фонды живут в тепличных условиях. Но даже при этом их менеджеры умудряются показывать мизерную доходность и даже доводить дело до отзыва лицензии. В конце 2022 года в России оставалось 39 НПФ, сейчас их 35.

Конечно, уходят с рынка самые маленькие. Например, закрытый в 2022 году «Сберфонд» располагал активами всего в 227 млн рублей (и 200 млн из них, кстати, просто держал на депозитах). Более заметные фонды обычно поглощаются игроками покрупнее. К примеру, упомянутые выше «Русские Фонды» в последние годы купили НПФ «Стройкомплекс» и НПФ «Доверие». Теперь, вполне возможно, и «Русские Фонды» могут быть поглощены, если их владельцы быстро не решат проблем с законом.

Таким образом, рынок монополизируется. Ещё в 2021 году аналитики подсчитали, что пятёрка крупнейших фондов сосредоточила почти 80% всех пенсионных накоплений. И ведь это без учёта того, что некоторые формально отдельные фонды имеют общих бенефициаров. Потому эксперты предсказывают, что число НПФ будет сокращаться и дальше за счёт слияний и поглощений. Будут ли при этом фонды предлагать клиентам всё более выгодные условия – вопрос скорее риторический.