Пресс-дайджест
Четверг 18 Июля 2024г.
Архив
Поиск
Версия

Персонал скорой помощи в ряде регионов разбегается из-за низких зарплат

Ситуация в службе скорой помощи продолжает усугубляться. Врачи и фельдшеры увольняются один за другим. Минздрав лишь констатировал значительное недофинансирование скорой, а конкретных решений проблемы так и не предложил. Без ответа остались и жалобы медиков на несправедливое распределение стимулирующих выплат.

Недавние проверки Минздрава выявили недофинансирование служб скорой медицинской помощи (СМП) в размере 9 млрд рублей. Эту цифру вице-премьер Татьяна Голикова озвучила, выступая перед депутатами Госдумы.

Также в Минздраве отметили, что в структуре «фонда оплаты труда доля стимулирующих выплат составляет более 50%». Однако при этом во многих регионах вообще нет нормативных актов, регулирующих эти самые выплаты. Получается, врачи и фельдшеры скорой продолжают работать за копеечные оклады, а в Минздраве только руками разводят?

К 1 июня ведомство должно было представить информацию по регионам, получившим поручение «устранить перекосы», однако до сих пор в публичном поле никаких отчётов на эту тему обнародовано не было. Складывается впечатление, что тему с низкими зарплатами медиков на скорой стараются просто тихо замять. Правда, на этот раз оптимизаторам от здравоохранения скорее всего не удастся этого сделать.

Весной этого года вокруг дополнительных выплат медикам скорой разразился шумный скандал. Правительство утвердило постановление, увеличивающее размер стимулирующих выплат медработникам малых населённых пунктов с населением до 50 тыс. человек. Однако в кабмине почему-то обошли вниманием сотрудников скорой помощи. «Наша Версия» рассказывала о том, как сотни возмущённых медиков по всей стране тогда записали обращение к президенту Владимиру Путину с просьбой решить вопрос об увеличении стимулирующих выплат. Но никаких изменений в то злополучное постановление до сей поры не принято.

«Пока медработники СМП не понимают, почему их лишили повышенных выплат. В тех отписках, которые приходили и депутатам, которые такие запросы писали, и самим медикам, аргумент один – вы не первичное звено, – рассказал сопредседатель профсоюза «Действие» Андрей Коновал. – Но это не ответ по существу вопроса. Наша позиция такая, что как раз на скорую помощь приходится повышенная нагрузка, а уж в сельской местности – 100%. Не секрет, что, если сложно попасть в поликлинику, вызывают скорую. То есть скорая де-факто выполняет в том числе и часть функций участковой службы».

По его словам, даже покрытие обнаруженного Минздравом недофинансирования скорой в размере 9 млрд рублей едва ли сможет исправить положение СМП. Уже сегодня в малых городах и населённых пунктах бригад СМП практически не осталось. Служба скорой помощи в стране может просто исчезнуть.

На хроническое недофинансирование всего здравоохранения в целом обратили внимание и депутаты Госдумы, отметив, что на отрасль следовало бы выделять как минимум 7% ВВП. Тогда как у нас выделяется всего 1%.

Впрочем, учитывая, что у руля всей социалки в должности зампреда правительства по-прежнему остаётся госпожа Голикова, которая в бытность главой Минздрава и запустила пресловутую оптимизацию, рассчитывать на кардинальные перемены, похоже, не приходится.

«Не думаю, что перераспределение средств на уровне регионов в пользу скорой, даже если оно вдруг возможно в каком-то заметном объёме, исправит сейчас ситуацию – не те объёмы, – рассуждает Андрей Коновал. – Как мы и предсказывали, пошла утечка кадров, отказы от переработок, которые должным образом не оплачиваются. Приходят сообщения, что в некоторых случаях на целый район уже остаётся на дежурстве всего одна бригада вместо двух-четырёх по нормативам, укомплектованная всего одним фельдшером. Что будет, если не дай бог ДТП с тремя-четырьмя пострадавшими? Или одновременно два вызова по разным адресам по жизнеугрожающему состоянию?»

Сообщения о массовых увольнениях медиков из-за низких зарплат, к сожалению, давно уже стали делом привычным. Очередной «массовый исход» недавно случился в Областной больнице № 15 в селе Нижняя Тавда Тюменской области. По сообщениям местных СМИ, в мае этого года 16 сотрудников приёмного отделения и отделения скорой помощи написали заявления об уходе. Причина – низкие зарплаты и сокращение стимулирующих выплат, а также конфликт с руководством. Только после того как в дело вмешалась прокуратура, медики отозвали свои заявления об уходе. Впрочем, удалось ли врачам добиться повышения зарплаты, так и осталось неясным. По словам заместителя главврача больницы, медики якобы отказались от общения с прессой.

Впрочем, едва ли вмешательство прокуратуры смогло поспособствовать серьёзному повышению зарплат врачей. Сегодня даже в тех регионах, где местные власти действительно индексируют зарплаты медработникам, размер оклада всё равно остаётся весьма скромным. Так, например, в Саратовской области было принято решение о поощрительных выплатах «за непосредственное оказание скорой медицинской помощи». Но даже с учётом этой выплаты планировалось, что зарплата врачей будет повышена до 60 тыс. рублей в месяц, фельдшеров – до 40 , медсестёр – до 34, водителей – до 35 тысяч.

Примечательно, что на «щедрые» выплаты работникам скорой местные власти решились не сразу. В марте этого года спикер Госдумы Вячеслав Володин обратил внимание главы местного минздрава Олега Костина и губернатора Романа Бусаргина на копеечные заработки в скорой.

Если о зарплатах медработников скорой хотя бы говорят с высоких трибун, то о бедственном положении водителей зачастую забывают.

Между тем эксперты отмечают рекордный отток кадров во всех регионах. С катастрофической нехваткой водителей для карет скорой помощи уже столкнулся и Новосибирск. Пациенты были вынуждены ждать приезда скорой по 6–12 часов. В конце прошлого года проблема нехватки водителей скорой обострилась в Казани – люди стали массово увольняться, отказываясь работать за оклад в 35 тыс. рублей в месяц. Такую зарплату получают работники скорой помощи в столице богатого региона. В маленьких городах речь идёт о суммах в 15–22 тыс. рублей.

Среди других проблем – отсутствие форменной одежды, нарушения с предоставлением отпуска, нехватка запчастей для машин. Водители рассказывали, что ремонтировать кареты скорой им зачастую приходится за собственные средства.

Из-за низких зарплат многие водители скорой вынуждены заниматься подработкой. Отработав смену в СМП, многие в выходные уходят таксовать. «Но разве это нормально, если человек, придя на работу, садится за руль автомобиля экстренной службы не отдохнувший и морально униженный и уже не очень хорошо относящийся к своей работе? Уходят опытные люди, опытные кадры. Поэтому текучка кадров – очень опасная вещь», – говорит Андрей Коновал.

О повышении зарплат водителям скорой летом прошлого года говорили в Госдуме. Однако решить вопрос на федеральном уровне не представляется возможным, указали в Минздраве. По словам чиновников ведомства, финансирование системы здравоохранения осуществляется из региональных бюджетов. Региональные власти пытаются что-то делать, но результаты выглядят неоднозначно. К примеру, в этом году специальную выплату для водителей скорой помощи утвердили в Ставропольском крае. Но речь идёт о мизерной сумме в 6 тыс. рублей.

Большинство бригад скорой в малых городах и населённых пунктах уже сегодня укомплектованы лишь одним медработником. Причём обычно это не врач, а фельдшер. Таковы данные опроса работников СМП в 74 регионах, представленные отраслевым профсоюзом «Действие». Коэффициент переработок сотрудников скорой составил 1,5. Это означает, что каждый работник вынужден фактически трудиться за двоих.