Пресс-дайджест
Суббота 20 Июля 2024г.
Архив
Поиск
Версия

Судья Красноярского краевого суда Левченко оставила под стражей мать троих детей

Красноярский краевой суд оставил в силе решение суда Центрального района о продлении срока содержания под стражей матери троих детей Натальи Довжанской, которую подозревают в том, что она вымогала имущество у собственного мужа. Наша публикация о судьбе женщины и этом, довольно странном уголовном деле, вызвала широкий резонанс. На судебные слушания в апелляционной инстанции пожелали аккредитоваться несколько местных СМИ.

Напомним вкратце суть дела: чета бизнесменов Довжанских воспитывала троих детей. Жили, что называется, в достатке, у жены было своё дело, муж занимал руководящие должности в компаниях супруги. Но в какой-то момент семья «дала трещину» – супруги охладели друг к другу… Дальше – развод, суд, который определил, что дети должны жить с матерью, поскольку супруг на момент юридического оформления закончившихся «отношений», как указывается в решении суда, фактически «утратил» связь с детьми и мало интересовался их судьбой. Но обычная, ничем не примечательная житейская история распада семьи неожиданно превратилась в загадочное юридическое шоу и события стали развиваться примерно так: в 2023 году Ян Довжанский вспомнил, что два года назад «бойфренд» его бывшей уже супруги – Ярослав Малиновский якобы угрожал ему по телефону и требовал, чтобы он переписал на свою жену имущество, которое, к слову, и без того было записано на Наталью Довжанскую. Этого оказалось достаточно для того, чтобы возбудить в отношении экс-супруги Яна Довжанского уголовное дело по статье «вымогательство» и упечь её за решётку. Корреспондент «Версии» также побывал на заседании краевого суда.

Самое беглое знакомство с уголовным делом вызвало немало вопросов, ответы на которые мы надеялись услышать в ходе судебного заседания. В частности, хотелось бы понять, какими доказательствами, кроме показаний Яна Довжанского, располагает следователь, отправивший мать троих детей в СИЗО. Никаких аудиозаписей, распечаток телефонных звонков, подтверждающих сам факт разговора между двумя соперниками, «делившими» женщину и её имущество, в материалах уголовного дела мы не обнаружили.

Если, всё-таки, предположить, что неприятный разговор между Малиновским и Довжанским состоялся, то причём тут Довжанская? Почему супруг Натальи о факте «вымогательства» сообщил только через два года, а до этого преспокойно продолжал общаться с женой и даже продолжал жить с нею под одной крышей? Многочисленная переписка супругов в различных мессенджерах на разные темы: бытовые, семейные, а также любовные послания, фото, говорит об обратном. Кстати, сам он, судя по материалам уголовного дела, никаких заявлений на бывшую жену не писал, оно было возбуждено после допроса следователем «потерпевшего» по уголовному делу, предусмотренному ч. 1 ст. 112 УК РФ (по фату получения Довжанским средней тяжести вреда здоровью в декабре 2021 г.), на основании рапорта следователя Темнова С.П., выведенного в порядке ст. 143 УПК РФ

Ответов на эти вопросы в ходе судебного заседания мы не услышали. Да, надо сказать, ни судью, ни сторону обвинения все эти нестыковки, похоже, не слишком смущали. Зато представителя прокуратуры Семёнову смутило присутствие в зале суда телевизионной камеры, о чём и было заявлено. Да и судью, по всей видимости, объектив видеокамеры раздражал: ходатайство стороны обвинения о том, чтобы телеоператор удалился из зала суда был незамедлительно поддержан: «оснований для применения в заде суда фото-видеосъёмки суд не усматривает, полагая, что принцип открытости и гласности судебного разбирательства может быть осуществлён корреспондентами путём осуществления аудиозаписи» – подчеркнула судья.

После несколько своеобразной трактовки «принципов гласности и открытости судебных разбирательств», судья Левченко приступила к изложению возражений защиты, суть которых сводилась к следующему:

Принимая решение о продлении срока содержания Натальи Довжанской под стражей, суд первой инстанции не дал оценку нарушениям требований закона, которые, по мнению адвоката, были допущены следователем. В частности, на судебном заседании, которое проходило 30 августа сего года, следователь запросил продлить срок содержания Довжанской Н.В. под стражей по 03.09.2023 (!!!). Следователь Серёгина назвала этой «технической ошибкой» и уточнила, что она ходатайствует о продлении срока содержания под стражей по 03.11.2023. В нарушение требований ч.2 ст.109 УПК РФ следователь Серегина А.С. не представила в суд постановление руководителя следственной группы Темнова С.П. о дальнейшем продлении срока содержания под стражей по 03.11.2023, внесенное в суд с согласия руководителя следственного органа, а суд, соответственно, таковое постановление не принял и не исследовал. В нарушение действующего уголовно-процессуального закона в ходе судебного заседания суду ходатайство о продлении срока содержания под стражей по 03.11.2023 было заявлено устно лицом, не обладающим полномочиями руководителя следственной группы. Одновременно, при этом суд не исследовал, дано ли согласие на внесение такового ходатайства руководителем следственного органа.

Кроме того, судом, по мнению защиты, не были учтены положения ч.ч. 1 и 2 ст. 109 УПК РФ о том, что срок содержания под стражей не может превышать 2 месяцев, а продлен он может быть лишь в случае необходимости закончить предварительное следствие. Более того, по мнению адвокатов, значительный объем описательной части постановления следователя о продлении содержания Довжанской под стражей, представляют собой лишь умозаключения сотрудников следствия и органов прокуратуры, не подтвержденные какими-либо доказательствами, и какая-либо связь Довжанской Н.В. с действиями, инкриминируемыми Ярославу Малиновскому и некоей Власенко ни в постановлении следователя, ни в материалах дела не описана и не усматривается.

При этом в самом постановлении следователь указывает, что к решению о привлечении в качестве обвиняемой Довжанской Н.В. он пришел, «учитывая, что собрано достаточно доказательств, дающих основание для обвинения Власенко С.Ю. (кто это !?) в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.3 ст.163 УК РФ» (стр.84 материала). Далее выяснилось, что следователь попросил ещё подержать Довжанскую под стражей, потому что ему необходимо допросить эту загадочную Власенко, а также… получить заключение историко-культурной экспертизы, ознакомить обвиняемых и их защитников с заключением экспертизы. Кроме того, дополнительно допросить обвиняемую Довжанскую Н.В. по её ходатайству. А ведь она уже была дополнительно допрошена следователем Темновым 22.08.2023 по этому ходатайству.

Но это ещё не всё: Дальнейшие выводы следователя говорят о том, что Довжанскую необходимо оставить в СИЗО для того, чтобы он разобрался в уничтожении захоронения мамонта на острове Татышев – якобы Малиновский, симпатизировавший Довжанской, при строительстве бассейна на острове нарушил «культурный слой» … Все эти глубокие умозаключения следователя, по мнению прокуратуры, являются достаточным основанием для того, чтобы продлить срок содержания матери троих детей в СИЗО ещё на два месяца. Эта история, точнее лёгкость, с которой в наше время, оказывается, можно упрятать человека в СИЗО, стоит признать, немного пугает.

В беседе с корреспондентом «Версии» адвокат Довжанской Виталий Кулапов заметил, что тот факт, что следователь «забыл» в своём ходатайстве изменить дату с 3 сентября на 3 ноября не является «технической ошибкой»: По мнению адвоката, это говорит о халатности и пренебрежительном отношении к правам граждан РФ:

— Если следователь даже не удосужился перечитать собственноручно подготовленный документ, и подсунул суду невычитанное ходатайство двухмесячной давности, о чём мы можем говорить? А ведь речь в нашем случае идёт о человеческих судьбах…