Пресс-дайджест
Пятница 23 Февраля 2024г.
Архив
Поиск
Версия

Параллельный импорт стал мешать экономике

Механизм параллельного импорта «выполнил свою роль по стабилизации ситуации» и теперь уже начинает мешать отечественной экономике, заявил на прошлой неделе Николай Патрушев. Вместо того чтобы покупать иностранные товары через третьи страны, секретарь Совбеза призывает активнее налаживать собственное производство. Что-то знакомое, не правда ли?

По словам Патрушева, доступность параллельного импорта привела к тому, что российские компании по-прежнему предпочитают закупать иностранные товары, не ведя собственных «перспективных разработок» и не используя «имеющийся в стране научно-технический потенциал».

«Не способствует повышению инновационной активности в реальном секторе экономики отсутствие обоснований дальнейшего использования механизма параллельного импорта, который во многом выполнил свою роль, – отметил Николай Патрушев, выступая на выездном заседании в Томске. После чего конкретизировал, фактически обозначив суть проблемы: «Инвестиционная и инновационная активность компаний, особенно на рынках наукоёмкой и технологичной продукции, выросла незначительно». Говоря иначе, возможность покупать за границей товары, пусть даже дороже и кривым путём, привела к тому, что российские компании всё равно предпочитают приобретать иностранное, а не вести собственные разработки.

Тому, что такая постановка вопроса прозвучала на самом высоком уровне, можно было бы только порадоваться. Уже не раз отмечалось, что прежняя схема «продадим нефть, а всё, что нужно, купим за границей», действовавшая на протяжении десятилетий, оказалась порочной. Санкции это продемонстрировали в полной мере. Потому развитие собственного производства в сложившихся условиях видится логичной и необходимой мерой.

Впрочем, всё это настолько банально, что не стоит лишний раз повторять. К тому же ещё в момент появления закона, разрешающего параллельный импорт, многие аналитики указывали, что иного результата вряд ли стоит ждать. И дело не только в том, что купить чужое намного проще, чем создать своё. Во-первых, для разработки собственного продукта, особенно высокотехнологичного, нужны специалисты. А, как отметил тот же Николай Патрушев, за последние 20 лет число научных сотрудников в России сократилось на четверть. Не хватает также инженерных кадров, да и с рабочими специальностями дело тоже обстоит тяжело. Так что создавать импортозамещённую продукцию подчас некому и не с кем.

Во-вторых, с нуля ни технологии, ни заводы не появляются – на это требуется время и прежде всего деньги. Причём если госкомпании готовы освоить любое количество бюджетных миллиардов, то частный бизнес хочет точно представлять, сможет ли окупить вложения. И здесь как раз возникают сложности. Так, до сих пор никто не может сказать, какие позиции завтра могут появиться в регулярно пополняемом Минпромторгом списке товаров, разрешённых для параллельного импорта. А раз так, то зачем затевать собственное производство, если завтра параллельный импорт той же самой продукции станет легальным и все кинутся покупать импорт? Кстати, складывается впечатление, что в ведомстве Дениса Мантурова этот перечень составляют исходя из собственных потребностей. Например, весной в него вошли игрушки фирм Hasbro и Mattel, а в августе – солнцезащитные очки Ray-Ban и Calvin Klein. Вещи стильные, статусные, но точно не самые необходимые.

Кроме того, любое производство серьёзнее фабрики по выпуску гвоздей (хотя и они в стране на четверть импортные) для выхода на безубыточность сегодня вынуждено развивать экспорт, поскольку за счёт только лишь внутреннего рынка оно прожить не сможет. Показательный пример вскоре после введения санкций привёл Олег Осипов – учредитель компании «Бештау», занимающейся производством компьютеров. «Если я сейчас построю завод тонкоплёночных плат, то мою годовую потребность в 2,5 млрд компонентов я закрою за месяц. Потом мне надо будет увольнять с завода людей и останавливать его», – пояснял он. Учитывая, что выход на внешний рынок сейчас затруднён, бизнесу остаётся только надеяться на поддержку со стороны государства. Но готово ли оно оказывать её? В своё время широко разрекламированная кампания по импортозамещению затормозилась из-за того, что Минпромторг соглашался финансировать только заведомо рентабельные проекты, а те, где прибыль не предвиделась, господдержки не получали, пусть даже предназначенная к выпуску продукция являлась востребованной. Изменилась ли эта политика сейчас?

Тем временем перспектива сворачивания параллельного импорта уже озаботила малый и средний бизнес. «Санкции по внешнеэкономической части вводятся преимущественно против крупного бизнеса. Это позволяет малому бизнесу во внешнеэкономической сфере расти двузначными цифрами. Я считаю, что параллельный импорт нужно закрепить в Гражданском кодексе навсегда», – отметил президент общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин. Ясно, что секретаря Совбеза больше волнует положение крупных компаний, прежде всего государственных. Однако в малом бизнесе также трудятся десятки миллионов граждан. Не ударят ли изменения по ним?

Как бы то ни было, ясно, что проблема действительно существует и требует решения. В связи с чем необходима продуманная программа действий, которая бы предусматривала различные варианты развития ситуации и учитывала интересы всех субъектов экономики. Тогда как призывы и лозунги вряд ли окажутся эффективным решением.