Пресс-дайджест
Среда 18 Мая 2022г.
Архив
Поиск
Версия

В мае 1941 года немецкий самолет преодолел советскую ПВО и приземлился в Москве

Большинство читателей знают о Матиусе Русте, немецком летчике-любителе, который 28 мая 1987 года, в День пограничника приземлился на Красной площади, совершив перелет Гамбург – Рейкьявик – Хельсинки – Москва. Скандал тогда получился грандиозный. Мальчишка – Русту в 1987 году было 18 лет – преодолел всю ПВО страны незамеченным.

Были уволены Министр обороны СССР, командующий ПВО страны, 34 генерала и офицера. Горбачев сменил практически всё руководство Министерства обороны до командующих военными округами включительно. Об этом событии сняты документальные фильмы, есть информация в Интернете. История о подобном полете в мае 1941 года известна значительно меньше. О ней мы и расскажем в этой статье.

Последние полгода перед началом Великой Отечественной войны были странными. С одной стороны, и немцы, и мы знали о неизбежности войны. В фашисткой Германии в армии было объявлено о плане «Барбаросса». В Советском Союзе об этом плане знали из докладов советской разведки. С другой стороны, на этот период пришелся всплеск торгово-экономических отношений между странами. Обе страны делали вид, что не собираются воевать друг с другом. Визиты высокопоставленных дипломатов, непрерывно идущие эшелоны и пароходы из советских портов, загруженные продовольствием и сырьём. Из Германии шло промышленное оборудование. Немцы продали Советскому Союзу образцы своей техники – самолеты и корабли. В Москве и на подмосковных аэродромах в те дни можно было наблюдать «Мессершмиты-109» и «Юнкерсы-87 и 88» с красными звездами на крыльях, а в Ленинграде стоял огромный серый корабль, на борту которого сначала было написано «Таллин», а потом «Петропавловск». Это был недостроенный немецкий тяжелый крейсер «Лютцев», который Германия продала СССР, и который перед самой войной был отбуксирован в Ленинград.

В те годы московским международным аэропортом был аэродром на Ходынском поле. По меркам начала 40-х годов он был оживленным аэродромом. На Ходынку приземлялись многочисленные рейсы из Германии. Перед войной в Германии было два типа транспортных самолетов – дальний пассажирский четырехмоторный Focke-Wulf Fw-200 «Condor» и пассажирский самолет для средних линий трехмоторный Junkers Ju-52/3m. Последний был основным пассажирским самолетом довоенной «Люфтганзы».

Надо сразу сказать, что о перелете советская сторона была информирована. Кроме регулярных рейсов из Германии в Москву летали так называемые внерейсовые самолеты. Дело в следующим. Ранее мы говорили, что СССР закупал в Германии авиационную технику, причем делал это еще с 20-х годов. В 1940 году Советский Союз купил у Германии 30 самолетов, из них 10 «Юнкерс-52». Этот самолет был многоцелевым. Большая часть Ю-52 входили в состав Люфтваффе, где составляли основу военно-транспортной авиации страны. Были еще несколько полков с Ю-52, модернизированными в бомбардировщики. В гражданской авиации Ю-52 был одним из популярных, как сейчас говорят, среднемагистральных самолетов мира. 32 страны эксплуатировали пассажирские «Юнкерсы-52». Советский Союз входил в этот перечень. В период с января по апрель 1941 года в Союз немцы перегнали три Ю-52. Перегон осуществлялся по одинаковой схеме. Полету присваивался статус внерейсового, и после согласования времени, Юнкерсу разрешался полет в воздушном пространстве СССР.

На майский полет немцами было оформлено уведомление, но в нем не были указаны дата и время перелета. 15 мая 1941 года внерейсовый «Юнкерс-52» пересек границу СССР и направился на восток. На борту находился экипаж из трех человек: Карл Марлот — пилот, Карл Штойс — бортмеханик, Вальтер Тарнов — радист. Самолет летел по маршруту: Берлин – Кёнигсберг – Москва, с пролетом над Белостоком, Минском и Смоленском.

Посты воздушного наблюдения, оповещения и связи – ВНОС – обнаружили самолет, но не передали информацию о нем в соответствующие штабы ПВО. Забегая вперед, скажем, что пилот Карл Марлот после посадки заявил, что вылетел без разрешения советской стороны, так как не получил от советских представителей соответствующих бумаг. В конечном итоге, самолету разрешили посадку на Ходынке после информации Аэрофлота о том, что это внерейсовый самолет, построенный в Германии для СССР.

Первоначально, по крайней мере, внешне, советское руководство отнеслось к инциденту спокойно. Лев Мехлис направил Сталину докладную записку № 2743сс, в которой изложил обстоятельства полета без разрешения советской стороны. В записке подробно описывалось, как диспетчеры гражданских аэропортов Белостока, Минска и Смоленска сопровождали полет Ю-52, который не имел разрешения пересекать границу Союза. При этом гражданские диспетчеры сообщили о полете в ПВО, там имели донесения от постов ВНОС, но ничего не сделали.

Результатом этой записки были отстранение от должности авиадиспетчеров и строгие выговоры руководителям Гражданского воздушного флота СССР.

Вторым документом, появившемся в результате этого полета, стал приказ Народного комиссара обороны СССР Семена Константиновича Тимошенко № 1504-616сс от 5 июня 1941. При разборе пролета самолета, как выяснилось, один из постов ВНОС принял трёхмоторный «Юнкерс-52» за рейсовый двухмоторный DC-3. В СССР эти самолеты выпускались по лицензии как Ли-2. В нём налагались взыскания на командный состав ПВО и ВВС Западного Особого военного округа. Но надо подчеркнуть, что серьезных наказаний в этом приказе не прописывалось. Власти страны, по крайней мере, публично старались замять произошедшее.

Несмотря на внешнее безразличие, удар по репутации системы был нанесен сильный. Одно дело пропустить немецкого разведчика, пересекшего границу СССР для фоторазведки по строжайшему приказу Кремля (знаменитое «Не поддаваться на провокации»), а другое пропустить, по сути, гражданский самолет. Немного отвлекаясь, скажем, что в период с октября 1939 года по май 1941 года таких пролетов было зафиксировано свыше пятисот. Сразу появилась версия (о других версиях чуть позже), что немцы решились на полет без разрешения, чтобы проверить реальную эффективность ПВО СССР на западном направлении.

Уже после выхода приказа Наркома обороны, НКВД начало свое расследование. Закончилось оно арестами руководства ВВС и ПВО. Так, 31 мая был арестован, а впоследствии расстрелян командующий ВВС Московского военного округа генерал-лейтенант Пётр Пумпур. 7 июня был арестован начальник Главного управления противовоздушной обороны НКО СССР генерал-полковник Григорий Штерн. Его расстреляли в октябре 1941 года. Тогда же были арестованы и расстреляны несколько генералов и офицеров ПВО и ВВС. Хотя, ради справедливости, надо сказать, что Григорий Штерн находился в разработке НКВД ещё до полета Юнкерса. Факт пролета и отсутствие реакции советской ПВО стал главным, по мнению следствия, доказательством в «антисоветском заговоре и вредительстве».

Один из руководителей советской разведки Павел Судоплатов, в своих воспоминаниях «Разведка и Кремль» писал: «В мае 1941 года немецкий «Юнкерс-52» вторгся в советское воздушное пространство и, незамеченный, благополучно приземлился на центральном аэродроме в Москве возле стадиона „Динамо“. Это вызвало переполох в Кремле и привело к волне репрессий в среде военного командования».

Это происшествие, пусть и незаурядное, после начала Великой Отечественной войны стёрлось из памяти и забылось на 53 года. Вернулось оно в центр общественного обсуждения в 1994 году, когда писатель и публицист Игорь Бунич высказал фантастическую версию.

Игорь Львович Бунич родился в 1937 году. После окончания Ленинградского кораблестроительного института работал в различных «почтовых ящиках», служил в морской авиации. В 1984 году в звании подполковника демобилизовался из рядов Вооруженных сил СССР. Его перу принадлежат несколько книг, в которых он рассматривает историю ХХ века с очень необычных ракурсов. Достаточно сказать, что Бунич активно поддерживал версию, что Николай II не был расстрелян в 1918 году, а дожил до начала 40-х годов.

Версия Ивана Бунича заключалась в том, что цель полета Юнкерса была в доставке и передаче Иосифу Сталину письма-послания от Адольфа Гитлера. Удивительно, но Бунич в своей книге «Лабиринты безумия» даже привел текст этого письма. Он не назвал источник текста, но идея, что называется, пошла в народ. Эти цитаты использовались как в современной России, так и зарубежными историками. В этом письме, Гитлер якобы говорит о вторжении в Англию, и о планах посетить СССР в июле 1941 года. Выглядит всё это, честно говоря, как ненаучная фантастика в жанре альтернативной истории.

В поддержку своей версии, Бунич приводит три факта. За пять дней до полета Юнкерса в Москву, с военного аэродрома под Аугсбургом взлетел тяжелый истребитель «Мессершмидт-110». Пилотировал его соратник Гитлера Рудольф Гесс. Над территорией Великобритании, Гесс выпрыгнул из самолета с парашютом и сдался англичанам. Что это было, и для чего он это сделал, доподлинно не известно. Его отправили в лагерь военнопленных, а в Германии объявили сумасшедшим. На Нюрнбергском процессе Гесс сначала хотел рассказать о полете, а потом заявил, что у него что-то с памятью. Возможно, эти два полета являлись частью единого плана.

Маршал Жуков, в частных беседах с писателями Львом Безыменским и Еленой Ржевской рассказывал, что Сталин ему показывал, и давал читать своё письмо Гитлеру и его ответ! Более того, 14 июня в газете «Правда» было опубликовано заявление, в котором фактически приведены слова Гитлера из показанного Жукову письма. В советских архивах такого письма нет…

Третий факт выглядит, скорее, косвенным доказательством. На следующий день после посадке Юнкерса на Ходынке, в журнале посетителей Сталина не было ни одной фамилии. Сталин находился на Ближней даче. Бунич высказал предположение, что он обдумывал ситуацию.

Если честно, в версию Игоря Бунича верится с трудом. А беспрепятственный полет «Юнкерса-52» через ПВО Западного Особого округа – факт исторический.